×
472
Вакансии
ТД СЕРЕБРО
Финансовый Менеджер
бессрочный · САМАРА
ТД СЕРЕБРО
Товаровед
бессрочный · КАЗАНЬ
ТД СЕРЕБРО
Менеджер по Продажам Ювелирных Изделий в Сегменте B2B
бессрочный · УФА
ТД СЕРЕБРО
Менеджер по Продажам Ювелирных Изделий в Сегменте B2B
бессрочный · КАЗАНЬ
ТД СЕРЕБРО
Менеджер по Продажам Ювелирных Изделий в Сегменте B2B
бессрочный · ЕКАТЕРИНБУРГ
ТД СЕРЕБРО
Менеджер по Подбору Персонала
бессрочный · САМАРА
LC WAIKIKI
Commercial Brand Manager
бессрочный · МОСКВА
FARFETCH
Private Client Stylist
бессрочный · МОСКВА
ООО ТОТАЛЛУК
Менеджер по Работе с Клиентами
бессрочный · МОСКВА
КАРМЕЛЬСТИЛЬ
Менеджер по Работе с Маркетплейсами Wildberries, Lamoda
бессрочный · РЕУТОВ
КАРМЕЛЬСТИЛЬ
Менеджер по Работе с Маркетплейсами Wildberries, Lamoda
бессрочный · РЕУТОВ
ФАВОРИТ
Product Manager/Категорийный Менеджер (Fast Fashion)
бессрочный · МОСКВА
MALINA FASHION
Менеджер по Персоналу
бессрочный · НОВОСИБИРСК
LA NATURE
Главный Бухгалтер
бессрочный · КОРОЛЁВ
PR PARTNER
PR-Специалист/Менеджер
бессрочный · МОСКВА
AUTHENTICA
Бренд - Менеджер\Brand Manager
бессрочный · МОСКВА
UNIQUE FABRIC
Территориальный Визуальный Мерчендайзер
бессрочный · САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
GEBR. HEINEMANN DUTY FREE MOSCOW
Категорийный Менеджер (Парфюмерия и Косметика/Fashion)
бессрочный · НОВОСИБИРСК
UNIQUE FABRIC
Руководитель Smm Направления
бессрочный · САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
INCANTO FASHION GROUP
Торговый Представитель
бессрочный · ЕКАТЕРИНБУРГ
RESTYLE STUDIO
Менеджер по Продажам (по Обзвону Клиентской Базы)
бессрочный · МОСКВА
ЭКОНИКА
Байер Торговой Марки
бессрочный · МОСКВА
Реклама

Есть надежда, что Узбекистан откажется от принудительного труда по сбору хлопка

Автор
AFP
Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
today 12 нояб. 2019 г.
Поделиться
Скачать
Загрузить статью
Печать
Печать
Размер текста
aA+ aA-

Маленькая революция намечается в Узбекистане: государство хочет искоренить практику принудительного труда в своей хлопковой промышленности, спустя десятилетия принуждения сотен тысяч узбеков к тяжелой работе на сборе хлопка.  


Хлопковое поле недалеко от Ташкента, 24 октября 2019 года - AFP - Yuriy KORSUNTSEV


46-летняя уроженка города Алмалыка, что в 65 километрах от узбекской столицы, вспоминает, как в течение пятнадцати лет, каждую осень, сначала будучи студенткой, а затем медсестрой, она должна была отправляться в поле, чтобы под палящим солнцем собирать это ключевое для текстильного сектора растение: «В один год я была беременна, но это ничего не изменило. Мне все равно велели туда идти». Женщина рассказала Агентству Франс Пресс (AFP), что, собирая хлопок, терпела судороги в ногах и боли в пояснице – и все это за мизерную плату.

Однако после того, как в 2016 году скончался президент Ислам Каримов, а на смену ему пришел новый руководитель страны – Шавкат Мирзиёев, ситуация изменилась. «Нас больше не отправляют в поля», – говорит медсестра.

Значительные изменения



До недавнего времени принудительный труд сотен тысяч служащих, студентов и школьников обеспечивал Узбекистану с его населением в 33 млн человек шестую строчку в списке мировых производителей хлопка.

В рамках системы, унаследованной от СССР, власти ожидали от населения мобилизации для выполнения государственных квот по сбору урожая: Ислам Каримов, сторонник плановой экономики, прежде чем стать главой независимой страны, руководил советским Узбекистаном. Для того, чтобы в последние годы правления Каримова Ташкент отказался от детского труда, потребовалась международная кампания по бойкоту узбекского хлопка. Однако для служащих и студентов в этом плане ничего не изменилось.

Если президент Мирзиёев, ранее премьер-министр Узбекистана, по-видимому, хочет упразднить данную систему, то первое, чем он руководствуется, – это экономические соображения, а не права человека. Его цель – частная хлопковая промышленность, производящая текстиль, а не экспортирующая сырье. В этой связи президент постановил с 2023 года отказаться от государственного квотирования.

Эркин Мухитдинов, первый заместитель министра занятости и трудовых отношений Республики Узбекистан, пообещал уголовное преследование в случае использования принудительной рабочей силы, так как «инвесторам нужны качество и производительность, а если человек работает против своей воли, то он непродуктивен».

Международная организация труда (МОТ) сообщила, что в 2018 году количество узбеков, работающих на сборе хлопка в принудительном порядке, уменьшилось на 50% до 170 тыс. человек, это почти 7% от 2,5 млн подлежащих мобилизации сборщиков.  

Другое «значимое изменение», объясняет Йонас Астрап (Jonas Astrup), курирующий от МОТ Узбекистан, состоит в том, что «больше никто не пытается скрыть от организации реальное положение дел или затруднить для нас (для МОТ) выполнение контролирующих функций». Наконец, МОТ отметила повышение доходов сезонных рабочих.

Стиральная машина



В октябре журналисты AFP опросили сборщиков хлопка, работающих на поле в местечке, расположенном в 70 километрах от Ташкента. Рабочие поостереглись критиковать систему покойного президента Каримова, неизменно почитаемого как отца нации, но признали, что условия их труда заметно улучшились. За период между прошлым и нынешним сезонами их вознаграждение увеличилось на 15%, кроме того, были введены налоговые льготы. 

«Раньше мы убирали хлопок, чтобы заработать себе на еду, теперь же мы можем кое-что отложить», – рассказывает, обрывая белые шарики хлопка, 30-летняя Лобар. По словам женщины, за четыре недели она заработала сумму, эквивалентную 200 евро (14,1 тыс. рублей*), при том, что официальная средняя зарплата в Узбекистане составляет порядка 150 евро (10,5 тыс. рублей*) в месяц. На сэкономленные деньги Лобар планирует приобрести свою первую стиральную машину. Еще одно изменение – и оно значимо в международном масштабе – это прекращение практики детского труда на полях, вследствие чего в марте американское правительство исключило узбекский хлопок из списка запрещенной продукции.

Тем не менее, неправительственные организации и часть представителей текстильной промышленности сохраняют настороженность, настолько катастрофическая у Узбекистана репутация в плане соблюдения прав человека.

Таким образом, узбекский хлопок продолжает бойкотироваться почти тремя сотнями предприятий, подписавших обязательство по неиспользованию принудительного труда, среди таковых – гиганты Adidas и Walmart.

Для Умиды Ниязовой, руководителя базирующейся в Берлине правозащитной организации, отказ от государственных квот является главным шагом к тому, чтобы принудительный труд в Узбекистане ушел в прошлое. Однако почему нужно ждать 2023 года, когда речь идет о правах человека, задается вопросом Ниязова.
 

*По курсу xe.com на 12 ноября 2019 года
 

Копирайт © 2019 AFP. Все права защищены. Любая информация даннного раздела защищена законом об интелектуальной собственности и не может быть скопирована, перепечатана, изменена, издана или использована в коммерческих целях.

Смотрите также