×
502
Вакансии
MARMALATO
Маркетолог
бессрочный · НОВОСИБИРСК
PELICAN
Региональный Торговый Представитель / Менеджер по Продажам
бессрочный · НИЖНИЙ ТАГИЛ
ЭКОЛАЙФ
Менеджер по Оптовым Продажам Одежды
бессрочный · САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
PIONEER GROUP
Товаровед-Кассир в Бутик Мужской Одежды
бессрочный · КАЗАНЬ
COSMOSCOW
Event-Менеджер
бессрочный · МОСКВА
COSMOSCOW
Digital Маркетинг-Менеджер
бессрочный · МОСКВА
AMERICAN BEAUTY GROUP
Менеджер по Оптовым Продажам
бессрочный · МОСКВА
KUNJUT TEXTILE&DESIGN
Начальник Производства
бессрочный · САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
АЛЕНА АХМАДУЛЛИНА
Консультант- Стилист в Магазин Женской Одежды (тц "Галерея")
бессрочный · САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
MERCURY
PR-Менеджер
бессрочный · МОСКВА
JUNE&JULY
Менеджер Fashion-Направления
бессрочный · МОСКВА
БЕЛВЕСТ
Директор Филиала
бессрочный · ЕКАТЕРИНБУРГ
INCANTO FASHION GROUP
Офис-Менеджер
бессрочный · МОСКВА
ЭСТЕЛЬ АДОНИ
PR-Менеджер (Fashion Retail)
бессрочный · МОСКВА
YULIA PROKHOROVA BELOE ZOLOTO
PR Менеджер (Fashion)
бессрочный · МОСКВА
KM20
Оператор Интернет-Магазина
бессрочный · МОСКВА
DIEGO M
Менеджер по Продажам (Fashion)
бессрочный · МОСКВА
MONSTARS
Инфлюенсер-Менеджер
бессрочный · МОСКВА
MONSTARS
Контент-Менеджер
бессрочный · МОСКВА
FACES&LACES
PR Менеджер
бессрочный · МОСКВА
MARELLA
Тренинг-Менеджер
бессрочный · МОСКВА
TOTAL LOOK
Юрист-Правовед / Юрист-Международник
бессрочный · МОСКВА

В условиях международных санкций Северная Корея продвигает свою косметическую продукцию

Автор
Reuters
Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
today 9 авг. 2019 г.
Поделиться
Скачать
Загрузить статью
Печать
Печать
Размер текста
aA+ aA-

Северная Корея призывает своих жительниц – заботящихся о красоте женщин среднего класса – покупать косметику местного производства, а не иностранных брендов, таким способом государство пытается стимулировать самостоятельное экономическое развитие в условиях усугубляющихся международных санкций.


Reuters


Продвижение «доморощенной» красоты является политической стратегией государства со времен его основателя Ким Ир Сена, однако в настоящее время, когда у руля страны стоит внук прежнего правителя – получивший образование за рубежом Ким Чен Ын, данный подход стал еще более выраженным. 

Глобальная популярность, которой в последние годы пользуется южнокорейская косметическая продукция – инновационная, с натуральными ингредиентами (например, с женьшенем или с экстрактом улитки) – дополнительно подстегнула северокорейские власти. Об этом говорят перебежчики из Северной Кореи в Южную и специалисты, занимающиеся изучением изолированного государства.

Однако этот северокорейский рывок можно назвать весьма успешным, пусть и омраченным проблемами с качеством продукции и ограничениями, связанными с приобретением косметических компонентов из-за рубежа в условиях санкций, наложенных на Северную Корею в связи с ее ядерной программой.

Нынешний лидер Северной Кореи однажды пренебрежительно высказался об отечественных косметических товарах. «Зарубежной подводке для глаз и туши даже вода не помеха, а наша косметика оползает и выглядит, как круги под глазами, стоит только зевнуть», – заявил Ким Чен Ын в 2015 году во время визита на Пхеньянскую косметическую фабрику. Такую цитату привела японская газета Choson Sinbo.

Однако с тех пор Ким вместе с супругой неоднократно бывали на отечественном косметическом производстве в рамках программы по продвижению северокорейской косметики.

Ранее в этом году северокорейский телеканал KRT показал сюжет о Пхеньянской косметической фабрике, в котором женщина отказывается от косметических средств Chanel в пользу северокорейской косметики.

В ответ на вопросы Reuters компания Chanel сообщила, что не экспортирует свою продукцию в Северную Корею, и, если там что-либо продается под знаменитым французским брендом, то это подделка.   

«Многие живущие в Северной Корее иностранцы бывают в нашем магазине. Тканевая маска, помада и очищающие средства – вот наши бестселлеры», – в прошлом году рассказывала агентству Reuters Ян Су Джон (Yang Su Jong), продавец в магазине при Пхеньянской косметической фабрике. 

ПЕРВАЯ ЛЕДИ И ЖЕНСКАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ ГРУППА

Долгое время Северная Корея тщательно контролировала внешний вид своих граждан. В период правления Ким Чен Ира осветленные волосы, джинсы и одежда с надписями на английском языке были под запретом. Так закрытая страна пыталась уберечь себя от влияния Запада.

Но ситуация изменилась в 2011 году, когда к власти пришел Ким Чен Ын и начал появляться на публике с первой леди Ли Соль Чжу, ранее выступавшей в музыкальном ансамбле.

Нам Сон-вук (Nam Sung-wook) – профессор Университета Корё (Korea University), занимающийся изучением Северной Кореи – считает, что короткая стрижка и яркие костюмы молодой первой леди стимулируют потребность в самовыражении в скованном ограничениями северокорейском обществе.

«В эпоху Ким Чен Ира первой леди не отводилось никакой роли, – говорит специалист. – Однако при Ким Чен Ыне в стране явно обозначилась такая фигура, поспособствовавшая росту интереса к косметике».

Кан На-ра (Kang Na-ra), бежавшая из Северной Кореи, говорит, что ей доводилось покупать южнокорейскую косметику в частных торговых точках, формирующих основу нелегального рынка страны: «Когда я была на Севере, мне действительно хотелось копировать макияж звезд K-поп (возникший в Южной Корее музыкальный жанр, молодежная субкультура. – Прим. пер.)».

Сегодня северокорейские женщины осмеливаются следовать трендам, задаваемым первой леди страны и музыкальной женской группой «Моранбон» – ответом Пхеньяна южнокорейским культурным течениям.

«Северная Корея настолько строго контролируемое общество, что стилевые решения, которые там можно выбирать, очень ограничены. Ли Соль Чжу и «Моранбон» – вот и все дозволенные ролевые модели», – говорит 21-летняя Кан (Kang), бежавшая на Юг в 2014 году. Теперь у девушки свой YouTube-канал, в котором она делится бьюти-советами и рассказывает о северокорейской культуре.   

НОВЫЙ РЫНОК И ОГРАНИЧЕНИЯ

В мае Пхеньянская косметическая фабрика доставила первую партию продукции своего косметического бренда Unhasu в новый московский бутик, о чем сообщали российские СМИ.

«Korean Care» – российский Интернет-магазин, торгующий южнокорейской косметикой – в прошлом году начал импортировать северокорейскую косметическую продукцию прямо из Пхеньяна. Ритейлер, у которого более 10 тыс. клиентов, главным аргументом в пользу бьюти-продукции из Северной Кореи называет содержание в средствах натуральных ингредиентов и минимальный уровень консервантов.

«Я большая поклонница всевозможной новой косметики, а этой особенно заинтересовалась потому, что она из Северной Кореи, – говорит Маргарита Киселева (45 лет), российская покупательница, которая приобрела увлажняющее средство с алоэ вера и антивозрастной крем. – В целом, я удовлетворена качеством».   

Тем временем, Нам, эксперт из Университета Корё, и ведущая южнокорейская косметическая компания Amorepacific протестировали 64 северокорейских средства красоты и в семи из них обнаружили проблемы с качеством – в том числе следы таких потенциально опасных веществ, как метилпарабены, пропилпарабены и тальк.

По утверждению Пхеньянской косметической фабрики, ее линия Unhasu получила сертификат качества от Международной организации по стандартизации (ISO) и Евразийского экономического союза (EEU), в котором председательствует Россия. Но Reuters не смогло провести независимую проверку этих заявлений. 

«Для разработки новых косметических продуктов необходимо зарубежное сырье и субстанции, но в условиях санкций ООН в отношении Северной Кореи, последней запрещено импортировать химические вещества, а это усложняет производство», – говорит Нам.

Большинство северокорейцев по-прежнему предпочитают более дорогостоящую южнокорейскую косметику, особенно, если нужно сделать подарок, рассказывает экономический эксперт, регулярно общающийся с жителями Северной Кореи для Daily NK, нового информационного сайта, которым руководят перебежчики из закрытого государства: «Несмотря на то, что косметические средства южнокорейского производства трудно достать, их все равно пытаются купить – для невесты в качестве свадебного подарка, поскольку они считаются лучшими и ассоциируются с состоятельностью». 

 

© Thomson Reuters 2019 Все права защищены.