×
Реклама
Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
8 июл. 2021 г.
Поделиться
Скачать
Загрузить статью
Печать
Печать
Размер текста
aA+ aA-

Пьетро Беккари (Dior): «Самый большой вызов для нас сегодня – найти баланс между традицией и современностью»

Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
8 июл. 2021 г.

Бывают ли более престижные должности, чем позиция гендиректора Christian Dior? Данный бренд для Франции почти священен, и мы не очень преувеличим, заявив, что это самое знаменитое из французских имен. 


Пьетро Беккари - Dior


За тем, как у Dior идут дела, внимательно наблюдают все без исключения парижане, ну а творения Дома бесконечно завораживают сотни миллионов поклонников моды во всем мире.

FashionNetwork.com встретился с главой Dior, Пьетро Беккари, – не склонным к сантиментам, но приятно непринужденным итальянцем, борющемся едва ли не на всех фронтах легендарного лейбла. Беккари курирует строительство новой штаб-квартиры Dior на Елисейских Полях, открытие десятков магазинов «pop-up» от Миконоса до Майами и регулярно отправляется с брендом в разные города и страны, где у Dior проходят показы. В прошлом месяце модный дом продефилировал с круизной коллекцией в Афинах, а на этой неделе в саду Музея Родена в Париже показал коллекцию От-Кутюр... Этот прекрасный сад и стал нашим местом встречи с Пьетро.

FashionNetwork.com: Почему для такого бренда как Dior важен От-Кутюр?

Пьетро Беккари: От-Кутюр – это то, с чего все начиналось, не правда ли? Взять хотя бы наш особняк на авеню Монтень, который мы сейчас реставрируем, и его кутюрный салон. В Кутюре объединяются все достижения ремесла. Высокая мода имеет фундаментальное значение для имиджа Dior, через нее мы транслируем клиентам наше мастерство и традиции. Самый большой вызов для нас сегодня – найти баланс между традицией и современностью. Это действительно самое сложное и для гендиректора, и для креативного директора бренда. Каждый день нам приходится принимать множество решений о том, куда двигаться дальше и как при этом сохранить равновесие. Кутюр – это то, что не дает Дому утратить наследие.

FNW: Как вы планируете все организовать в новых владениях на Елисейских Полях?

П.Б.: Сейчас компания буквально рассредоточена по разным парижским адресам, которых очень много. Мы растем, и у нас становится больше сотрудников, но нам важно, чтобы все были вместе. Штаб-квартира на Елисейских Полях, которая должна открыться в конце 2023 года, объединит всех с точки зрения корпоративной культуры. 

FNW: Почему этим летом бренд настолько увлекся магазинами в формате «pop-up»? Все заметили, что вы делаете на них большую ставку.

П.Б.: Ну, это мой личный подход к делу. Я всегда считал правильным, показывать клиентам, когда те на каникулах и путешествуют, другие стороны бренда, о которых они, может быть, и не догадывались. Так они открывают для себя что-то иное, отличное от того, что видят в красивых магазинах своих городов. Мы теперь часто говорим о традициях и современности. Так вот, современный бренд может удивлять свою аудиторию, предлагая ей что-то свежее. Ну, например, вы приезжаете в Бордо и обнаруживаете там новый замечательный магазин Dior.


"Pop-up" Dior в Италии - Alessandro Garofalo


FNW: Или на Миконос?

П.Б.: Да, у нас два магазина на Миконосе. 
 
FNW: Я их видел! Вы пошли на серьезный шаг, верно?

П.Б.: Там все очень хорошо. Эти магазины мы открыли тоже в прошлом году.

FNW: А как проходит у Dior этот год?

П.Б.: Подождите пару дней и узнаете. Мы как раз опубликуем финансовые результаты! Громко смеется. Ну, а пока просто посмотрите на меня. Усмехается.
 
FNW: Мы все знаем, что группа LVMH очень осторожно относится к интернету и онлайн-продажам. Приблизительно какой процент в совокупных продажах Dior приходится на электронную коммерцию?

П.Б.: Этого я вам не могу сказать, но наши цифры меньше, чем у конкурентов, потому что мы пришли в диджитал только четыре года назад. У нас нет десятилетнего опыта, как у Gucci или Hermès. Электронная коммерция – это важно, но в нашем понимании это абсолютно не ринг для состязаний.   
 
FNW: Как вы думаете, каким Dior будет через пять лет? С какой долей электронных продаж

П.Б.: Многие говорят, что после пандемии все будет «не так, как раньше». Я воздержусь от рассуждений об индустрии в целом, только скажу, что Dior отличается от других брендов. Проценты у нас ни о чем не говорят. Можно проводить привлекательную ценовую политику и достичь 25%, а можно опираться на селективную стратегию и иметь 5-6%. Dior ближе второй вариант. Я твердо верю в физический ритейл. Мы инвестируем в здание на авеню Монтень и во флагманы по всему миру. Для нас очень важен непосредственный человеческий контакт. У нас есть клиенты, которые принимают решение о покупке дома, но затем приходят в магазин. Им нравится такое гибкое взаимодействие. Они приходят в магазин и, если не получают индивидуального обслуживания, потом звонят консультанту и через день-два заказ уже у них.    
 

Dior Men - Весна-Лето 2022 - Menswear - Париж - © PixelFormula


FNW: Какой процент у вас идет на рекламу?

П.Б.: Я не составляю рекламные бюджеты для журналов, но, да, мы все еще рассчитываем на этот канал.

FNW: Модный дом планирует и в дальнейшем показывать круизные коллекции в разных странах? На ваш взгляд, это важно

П.Б.: Да, мы только что провели показ в Афинах. Нам нравится работать под давлением! Нам нравится чувство адреналина в последнюю минуту перед премьерой! На мой взгляд, физический показ в Афинах – лучшее доказательство того, что мы действуем, а не тратим время на разглагольствования.

FNW: Давайте поговорим о товарных категориях. Какие особенно перспективны в плане роста? Какие, может быть, недавно удивили своим потенциалом?

П.Б.: Я думаю, Dior – очень сбалансированная компания. Опять-таки по понятным причинам не буду говорить о других. Сейчас мы готовим «горную» капсулу – Dior Hiver (фр. hiver – зима). Она будет показана в сентябре в Санкт-Морице или Аспене...  
 
FNW: А отель Dior когда-нибудь появится? Очень любопытно.
П.Б.: Спросите меня об этом в следующем году, хорошо? Громко смеетсяСовсем не уверен, что мы откроем отель, но что-то интересное предпримем. 


Christian Dior - Осень-Зима 2021 - Haute Couture - Париж - © PixelFormula


FNW: Когда вы пришли в Dior, какой «наказ» вам дал Бернар Арно (владелец и глава группы LVMH, которой принадлежит модный дом)?

П.Б.: Добавить бренду видимости. Сделать его настолько желанным, насколько это возможно. Потому что привлекательность марки сегодня – это ее товарооборот завтра. Мы всегда обсуждаем эту тему. Месье Арно ориентирован не на краткосрочную, а на долгосрочную перспективу, что он сам неизменно подчеркивает. Он думает не только о сиюминутных продажах, но и о следующих поколениях.

FNW: Мы живем в эпоху коллабораций, это реальность не только индустрии моды. Немногие так активны на этом поприще как Ким Джонс (креативный директор Dior Men). Откуда такая увлеченность? 

П.Б.: Прежде всего, я за то, чтобы давать дизайнерам свободу действий. И тут мы возвращаемся к желанности Dior как бренда. Это его выбор, я не подталкиваю его к этому. Но мне по-настоящему нравится то, что делает Ким. Мне кажется, это было гениально посотрудничать с таким музыкантом, как Трэвис Скотт. Это было особенно и уникально. В конце концов, у каждого свои источники вдохновения. Получилась фантастическая встреча замечательных душ и умов. Все, что делает Ким, обогащает вселенную Dior и его собственную личность тоже.

FNW: Последний вопрос. Если бы вы не были гендиректором Dior, чем бы тогда занимались?

П.Б.: Очень интересно... Не знаю, я люблю архитектуру. Мне нравится дизайн интерьеров, так что, возможно, я пошел бы по этому пути.
 

Годфри Дини

Copyright © 2021 FashionNetwork.com All rights reserved.