×
Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
16 мар. 2022 г.
Поделиться
Скачать
Загрузить статью
Печать
Печать
Размер текста
aA+ aA-

Пьер Паоло Риджи: «Мы – единомышленники, которые самозабвенно трудятся»

Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
16 мар. 2022 г.

Устойчивость и определенная семейственность, клановость – вот две движущие силы, которые сегодня помогают Karl Lagerfeld наращивать влияние и обороты. 


Офис Karl Lagerfeld в Амстердаме - Photo: Courtesy of Karl Lagerfeld - DR


Кайзер моды всегда подчеркивал, как важно работать с друзьями. Своего потомства Карла не оставил, модели и амбассадоры его бренда были для него как дети. Долгие годы Лагерфельд творил бок о бок с представителями разных поколений. 

Особая дружеская атмосфера сохраняется в компании и сейчас, три года спустя после кончины ее главного вдохновителя. В штаб-квартире модного дома FashionNetwork.com приветствовала Каролин Лебар – правая рука Карла с 1985 года. В ближний круг кутюрье также входил Себастьен Жондо – амбассадор бренда и дизайнер, который изначально нанялся к Карлу шофером. Нельзя не упомянуть и двух муз Lagerfeld – Эмбер Валетту и Кару Делевинь, создавших для лейбла по капсульной коллекции. 

В наши дни практически невозможно найти марку, которая не ассоциирует себя с устойчивым развитием. Но, несмотря на все разговоры, на совести индустрии моды остается 10% от всех газовых выбросов, то есть 1,2 млрд тонн диоксида углерода ежегодно. 

Нидерланды – одна из стран, которые проводят экологические инициативы с особенным усердием. Именно в Амстердаме, на канале Херенграхт, и разместилась штаб-квартира Karl Lagerfeld. Это здание маэстро моды проинспектировал и одобрил лично всего за три месяца до смерти. Карл Лагерфельд ушел из жизни в феврале 2019 года. 

FashionNetwork.com приехал в Амстердам, чтобы встретиться с Пьер Паоло Риджи, наполовину немцем, наполовину итальянцем и генеральным директором Karl Lagerfeld. Риджи был назначен на свой пост почти сразу после того, как марку приобрела группа инвесторов под предводительством гонконгского миллиардера Сайласа Чоу. Доли в предприятии получили Tommy Hilfiger, Fred Gehring и G-III, лицензиат Lagerfeld в Северной Америке.

Хотя Карлу Лагерфельду удалось сделать Chanel самым влиятельным модным домом на планете, его собственное детище не может похвастаться столь безукоризненной биографией. Четыре раза бренд Karl Lagerfeld переходил из рук в руки и, в конце концов, в 1997 году был продан Карлом люксовому гиганту Richemont за символический один франк.

С приходом в бизнес Риджи все изменилось. Этот менеджер смог пустить селебрити-имидж Карла в нужное русло, установить привлекательный ценник, выстроить динамичное присутствие марки в Сети и сплотить команду-семью Lagerfeld. 

Талантливый управленец рассказал, как ему удалось это и многое другое. 


Пьер Паоло Риджи - Photo: Courtesy of Karl Lagerfeld - DR


FashionNetwork.com: Почему для Lagerfeld важно устойчивое развитие?
ППР: Десять лет назад мы начинали как стартап с горсткой сотрудников. Мы увидели в этом шанс создать собственную культуру, сделать бизнес, ключевым элементом которого будет общность. Мы воспринимали себя объединением единомышленников, которые самозабвенно трудятся. Сегодня я могу констатировать, что наша команда всемерно реализует идею заботы. А если вы действительно заботитесь о людях, то вы заботитесь и о планете. 

FNW: Почему это реальный проект, а не «зеленая имитация»?
ППР: Для начала замечу, что мы присоединились к «модному пакту». Учитывая, какой величины игроки в нем участвуют, для нас это был очень смелый шаг. Нам пришлось задаться вопросом о том, что мы можем предложить для поддержки этой инициативы. Как и другие участники, мы провели исследования и анализ по разным направлениям и составили дорожную карту. Мы назначили ответственных сотрудников по каждому вектору – все они работают внутри компании. Так и произошел рывок. 

FNW: Какие конкретные решения вам удалось провести в жизнь?
ППР: Наш офис находится в здании шестнадцатого века. Когда-то этот дом принадлежал банкиру и в нем была бальная зала, потом здесь располагалась часовня... Все наши помещения освещаются светодиодными лампами, и мы полностью перешли на ветроэнергетику. Наша система климат-контроля перерабатывает тепло, продуцируемое нашими телами, компьютерами и приборами. У нас также функционирует система переработки отходов. Мы поступаем в соответствии с заявленными убеждениями, другого выбора у нас просто нет. 

Примерно 80% наших магазинов экологически устойчивы. Кроме того, мы разработали эко-бирки, со временем они будут на каждом нашем изделии. Год назад такой биркой было отмечено 25% нашей продукции, на сегодняшний день это уже 50% – мы совершили квантовый скачок и гордимся этим.  

Еще один ключевой вопрос – упаковка. Вся наша бумажная обертка сертифицирована FSC (Лесной попечительский совет) – древесина, использованная для ее изготовления не имеет отношения к дождевым лесам. Наконец, мы исключили набивные элементы для большинства сумок и выбрали «плоскую транспортировку» для экономии пространства.


Кадр из кампейна "Amber Valletta x Karl Lagerfeld" - Photo: Courtesy of Karl Lagerfeld - Foto: Mit freundlicher Genehmigung von Karl Lagerfeld


FNW: У Karl Lagerfeld есть амбассадор по устойчивому развитию – Эмбер Валетта. Какова ее роль?
ППР: Несколько лет назад Эмбер подошла к Карлу и сказала, что хотела бы сделать устойчивую коллекцию. Карлу идея понравилась, мы обсудили возможные решения и источники сырья, но тогда наша компания была очень молодой. Честно говоря, я не знал, как со всем этим справиться, и что вообще должно получиться на выходе. Но мы поддерживали связь, встречались в Лос-Анджелесе и в Париже. Так пролетело два года, и вот мы поняли: время пришло. Должен признать, мы все под большим впечатлением от компетентности Эмбер – она очень хорошо подкована в области устойчивого развития, будь то процесс создания коллекции или сотрудничество с партнерами. 

FNW: И так Эмбер стала вашим амбассадором?
ППР: Сосредоточившись на конкретном проекте, мы быстро поняли, что можем дать друг другу гораздо больше, и решили выйти за обозначенные границы. С Эмбер прекрасно работается, хотя это не отменяет огромного напряжения, поскольку она подталкивает нас делать все на пределе наших возможностей. Мы начали с единичных изделий, а затем расширились. Сейчас мы подумываем над тем, чтобы принимать наши товары назад или сдавать их в аренду, Эмбер не дает нам расслабляться. 

FNW: Что скажете о ваших финансовых результатах?
ППР: Наш финансовый год завершается в конце марта, и по оборотам мы за этот период выросли где-то на 40%. Мне приходится ущипнуть себя, когда я говорю это. Такие цифры очень успокаивают. Пандемия убавила от наших продаж только 4%, а теперь мы превысили допандемийный уровень на 35%. Наш прогноз по росту на следующий год – плюс 20-25%.
 
FNW: Каков ваш годовой товарооборот?
ППР: Скажу вам так: в совокупности наши розничные продажи близки к миллиарду долларов.   


В амстердамской штаб-квартире Karl Lagerfeld - Photo: Courtesy of Karl Lagerfeld - Foto: Mit freundlicher Genehmigung von Karl Lagerfeld


FNW: А какие были цифры, когда вы только стали гендиректором?
ППР: Десять лет назад? Несколько десятков миллионов.
 
FNW: Сколько у вас лицензий?
ППР: Порядка пятнадцати. Так, мы работаем с группой G-III, которая еще и наш акционер. G-III – это и одежда, и обувь, и сумки. 

FNW: G-III недавно купила бренд Sonia Rykiel. Не знаете, что они планируют с ним делать?
ППР: Я не посвящен в этот вопрос, но считаю, что у Rykiel потрясающее наследие и душа. И будет очень жаль, если в будущем этот модный дом не сможет опять встать на ноги. 

FNW: Когда акции Karl Lagerfeld будут торговаться на бирже?
ППР: Усмехается. О, тут мне трудно сказать что-либо определенное. У нас очень разные акционеры, и это они должны принять соответствующее решение.  
 
FNW: Что грандиозного у вас готовится к выходу?
ППР: Капсульная коллекция с Карой Делевинь. Кара – часть нашей большой семьи, она действительно нравилась Карлу, ее видение очень созвучно ДНК марки Lagerfeld. Коллекция Кары появится в сотне магазинов по всему миру, не только в наших точках продаж, но и у отдельных партнеров. Коллекция Эмбер, насколько я помню, представлена в двух сотнях торговых точек, потому что в ней сделан более выраженный акцент на сумки. 

FNW: А как будет дальше развиваться сотрудничество с Себастьеном Жондо?
ППР: Он тоже для нас член семьи. Себастьен был амбассадором Lagerfeld еще при жизни Карла и участвовал в создании коллекций. У него масса идей относительно мужской и особенно спортивной одежды. Он делает реальный продукт, рисует эскизы.  

FNW: А открыть музей Карла Лагерфельда не планируете?
ППР:  Учитывая наше наследие, мы этого не исключаем. Мы перевезли все архивы в Амстердам и поместили их в специальное хранилище, всё оцифровали и систематизировали. В будущем может появиться музей. 

 
 
 
 

Copyright © 2022 FashionNetwork.com All rights reserved.