×
Реклама
Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
30 июл. 2021 г.
Поделиться
Скачать
Загрузить статью
Печать
Печать
Размер текста
aA+ aA-

Ники Циммерман (Zimmermann): «У нас все получилось потому, что мы семейное предприятие»

Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
30 июл. 2021 г.

Австралия не без основания претендует на призовые места в спорте, литературе, кинематографе, медиа и виноделии. Да и в гонке за счастьем австралийцы в отстающих не значатся. Только вот индустрия моды в этой стране не блещет успехами.

Австралийских фэшн-дизайнеров, чьи имена знающие люди уверенно произнесут на званом ужине в Лондоне, Нью-Йорке или Париже, можно пересчитать на пальцах одной руки. И это еще одна из причин, почему успех Zimmermann так впечатляет.

Основанный тридцать лет назад, этот модный дом начался с рыночного лотка в Паддингтоне – нервном, угловатом и очень тусовочном квартале Сиднея, где энергичная студентка факультета дизайна Ники Циммерман по выходным торговала собственноручно изготовленной одеждой.
 

Ники и Симона Циммерман - Zimmermann


Сегодня в активе Zimmermann флагманы в Лондоне, Нью-Йорке, Беверли-Хиллз и Париже, марка широко представлена в ведущих мировых универмагах, а также на таких площадках, как Net-a-Porter и MatchesFashion.

Но еще важнее то, что Ники Циммерман удалось создать очень узнаваемую эстетику – роскошный коктейль из ультра-оптимистичных кодов Зеленого континента, чудесных ярких принтов и вызывающе красивой пляжной одежды, сдобрив все этой щепоткой паддингтонской богемности.

Показы австралийского бренда были гвоздем программы на New York Fashion Week, пока пандемия не нарушила привычный порядок вещей. И, позвольте заметить, на шоу Zimmermann публика приходила одетой от Zimmermann. Самый главный для дизайнера тест Ники прошла с честью.

Страстная путешественница, она вот уже полтора года по понятным причинам не выезжает из Австралии. Но ее лейбл продолжает движение: снимаются жизнерадостные видео, открываются новые бутики – в Каннах и на тосканском берегу, в Форте-дей-Марми. Всего у Zimmermann сейчас сорок две торговые точки.

Каннский бутик марки расположился по адресу улица Соединенных Штатов, дом 11 и занимает площадь в 125 квадратных метров. Его стены побелены органической известью, а интерьер украшают провокационные коллажи и скетчи, включая рисунок чернилами (произведение датировано 1974 годом) австралийца Ричарда Лартера. Этот представитель поп-арта прославился тем, что изображал свою супругу в стиле «ню».  

Недавно модный дом представил новую круизную коллекцию – «Открытка», предложив оборчатые платья, пышные юбки и просторные блузки с мотивами графики Джеймса Нортфилда, чьи рекламные плакаты для турфирм были частью визуального образа Австралии в тридцатые, сороковые и пятидесятые годы прошлого века.  


Образ из коллекции Zimmermann Resort 2022 collection - Zimmermann


Спустя тридцать лет с момента основания Zimmermann по-прежнему семейный бизнес, пусть итальянский инвестфонд Style Capital и приобрел в конце 2020 года 70% в капитале компании.

Сестра Ники, Симона, – операционный директор фирмы, а муж, Крис Оливер, – гендиректор. Zimmermann не публикует годовых финансовых отчетов, но по неофициальной информации рыночная стоимость предприятия составляет около 250 миллионов долларов.

FashionNetwork.com устроил с Ники – вдобавок ко всему и мамой двух подростков – встречу в Zoom, когда в Париже было утро, а над сиднейской гаванью садилось солнце.   
  
FashionNetwork.com: Почему магазин в Каннах? И почему сейчас?

Ники Циммерман: Когда я впервые увидела наш парижский бутик, то пришла в невероятное волнение. Он такой красивый, и вокруг все тоже очень красивое. Для австралийского бренда открыть магазин в Париже – это мечта. Париж, Нью-Йорк, Сидней... Девушка, выбирающая Zimmermann, любит путешествовать, как и мы. Так что нам очень нравится иметь и магазины в больших городах, и бутики в городках поменьше. Мы десятилетиями продавали оптом в мультибренды и онлайн-ритейлерам и прекрасно понимаем, кто наши клиентки, – где они живут, что покупают. Это очень помогает в запуске торговых точек. Наши девушки любят такие места, как Сен-Тропе, Канны и Форте-дей-Марми, там мы и открываемся. 

FNW: Вы адаптируете дизайн магазинов под локальный ландшафт?

Н.Ц.: Над всеми магазинами у нас работает один дизайнер – Дон Макколтер. Это наш большой друг и нам очень нравится, что он делает. Дон умеет тонко и нетривиально препарировать дизайн с учетом местного колорита. Например, в Форте-дей-Марми мы сотрудничали с проживающим там художником по керамике, который привнес в наши решения аутентичных красок. Мы также привезли из Австралии наши любимые картины и скульптуры.

Конечно, в Каннах нужно делать ставку на расслабленность. Наши магазины должны быть очень комфортны и дружелюбны, чтобы люди чувствовали себя в них легко и непринужденно, как в окружении родных и близких.

Мы начинали с торговли с лотка, в Паддингтоне с его ночными клубами и барами, в конце восьмидесятых, когда я в Дарлингхёрсте обучалась дизайну. Тогда нас окружало сплошное творчество и веселье, я все еще помню те дни – как я приезжала на своей машине и устанавливала лоток. Я очень практичная и рукастая. Уже через два года мы начали открывать магазины – мне нравилось взаимодействовать с покупателями.  

FNW: Что вас вдохновляло в работе над последней круизной коллекцией?

Н.Ц.: Прекрасные воспоминания о том, как я проводила каникулы, когда была ребенком. Детство у меня было простое, беззаботное, в кругу семьи. Я погрузилась в пятидесятые годы. Рассматривала фотографии родителей и изучала работы художников, которые изображали интересные места Австралии. Например, произведения Джеймса Нортфилда, чудесные в своей безыскусности. Такие замечательные каникулярные постеры с ретро-настроением. Лучший отпуск – не тот, на который потрачена уйма денег, а тот, что оставил прекрасные воспоминания.

FNW: Где и когда вы покажете ваше следующее «живое» шоу?

Н.Ц.: Очень интересный вопрос. Пока я с большим удовольствием снимаю показы на видео. У нас великолепная продакшн-команда здесь, в Австралии, и очень талантливая съемочная группа. Сейчас я работаю над сентябрьской презентацией и думаю, как действовать дальше, – не знаю, что нам уготовило будущее. Мы планируем снять и представить ролик в рамках Нью-Йоркской недели моды, но не уверены, что нам это удастся. У нас в команде восемьдесят человек, возможно, всех нас не пропустят. И я могу не заполучить моделей из других стран – только девушки из Нового Южного Уэльса и будут в моем распоряжении!

С другой стороны, видео дает свои преимущества и немалые – фотографии, и потом у нас больше времени, чтобы всё тщательно проработать и оформить. «Живой» показ – это два часа на укладку и макияж и тридцать минут на лукбук. С видео мы можем позволить себе больше креатива, поскольку не ограничены так во времени.

FNW: При такой любви к путешествиям, когда вы в последний раз куда-то уезжали из Австралии?

Н.Ц.: Я не покидала Австралии с марта 2020 года. Тогда мы с моим мужем Крисом, гендиректором нашей компании, только что вернулись из Великобритании. И у нас была запланирована поездка в Милан, но из-за глобального локдауна ее пришлось отменить. За двадцать лет я не находилась в Австралии дольше двух месяцев подряд. Мы любим путешествовать!  

FNW: Опишите ДНК марки Zimmermann.

Н.Ц.: Мне нравится создавать вещи, в которых люди хорошо себя чувствуют на семейных праздниках – на свадьбах, крестинах... Мне хочется, чтобы с одеждой связывалось что-то значимое и запоминающееся.

FNW: Почему вы настолько увлечены гипюром? Ведь этот материал больше из арсенала От-Кутюр.

Н.Ц.: Мне нравится искусная ручная работа. И я себя не ограничиваю, мне кажется, я могу делать все, что угодно. Давным-давно я сидела у экрана телевизора и что-то мастерила. Как дизайнер я не могу быть минималисткой. Такой же настрой и у моей команды – цветы из текстиля, стежки, сделанные вручную... Нам нравится это личное прикосновение. Я люблю движение и ткани, которые с ним коррелируют.

FNW: Десять лет назад я был на вашем показе в Австралии, и тогда из строя вышло все освещение. С тех пор вы стремительно набирали обороты и приобрели большое влияние. На ваш взгляд, почему Zimmermann стал так успешен на международной арене, в то время как другие австралийские фэшн-лейблы испытывают массу трудностей?

Н.Ц.: Ах да, это было наше предпоследнее шоу в Австралии, когда городская электросеть полностью вышла из строя. Как раз перед началом дефиле! Манекенщицы были готовы к выходу, но мы сомневались, стоит ли отправлять их на подиум с факелами. Потом электричество дали, и, в конце концов, все как-то наладилось. 

Мне кажется, я знаю, почему у Zimmermann все получилось. Мне очень повезло, что со мной с самого начала моя сестра Симона. Она не хочет быть дизайнером и отлично делает свою работу операционного директора. А управленец из нее вышел потрясающий, необычайно организованный. На ней еще и кадровые вопросы, и производство, словом, гигантский объем. Таким образом, она разгружает меня, и я не занимаюсь тем, в чем не сильна. Словом, у нас идеальный баланс. Я бы просто не смогла без Симоны. Это нечасто бывает, такая крепкая связь между сестрами.

Не будем забывать и о моем муже – он юрист, – который присоединился к бизнесу пятнадцать лет назад, соответственно, со своим набором компетенций. Да, у нашего модного дома есть сторонние инвесторы, но мы все равно семейное предприятие, и это помогло нам преодолеть трудности, с которыми кто-то не справился.

Я не скажу, что другие австралийцы работают спустя рукава, но я работаю невероятно напряженно, и еще мне пришлось научиться гибкости. Это жесткий бизнес, а мы очень амбициозные, но по-другому нельзя. Я верю, что мы можем достичь гораздо большего. Мы те, кто мы есть, а ведь австралийцам порой трудно услышать и понять себя.

Мы сформированы нашими родителями и средой. Мы выросли на пляже в Кронулле, это очень «серфинговый» город. Сегодня я живу в Воклюзе (самый фешенебельный район Сиднея). Знаете, Кронулла и Воклюз – между ними есть определенная разница.

Мы не сравниваем себя с другими брендами. Сегодня о себе заявляет новое поколение австралийских модных марок, которые активно пытаются утвердиться, пусть Австралия исторически и не связана с модой, а больше про серфинг и развлечения.

FNW: Назовите трех ваших любимых дизайнеров?

Н.Ц.: Я просто люблю одежду. Могу приобрести какую-то изысканную вещь у YSL, но мне нравится и веселость Gucci. Купить платье – вот это для меня трудная задачка.
 
FNW: Каким вы видите бренд Zimmermann через пять-десять лет?

Н.Ц.: Успешно идущим по пути, на котором мы сейчас находимся. Открывающим много магазинов – я действительно очень люблю физические торговые пространства. Да, наша онлайн-коммерция на взлете, но магазины в прекрасных местах – в Испании, в Китае... Для меня это невероятно. И у нас уже все открытия распланированы!

FNW: Может быть, придет время, когда Zimmermann будет проводить показы в Париже?

Н.Ц.: Мы бы этого очень хотели, а мы очень органичны и смелы в своих порывах. Однако выход на парижский подиум – здесь можно и немного струсить. Хотя Париж один из самых любимых моих городов. И я никогда не говорю никогда!
 

Годфри Дини
 

Copyright © 2021 FashionNetwork.com All rights reserved.