×
501
Вакансии
keyboard_arrow_left
keyboard_arrow_right

Карл Лагерфельд умер в возрасте 85 лет

Опубликовано
today 19 февр. 2019 г.
Поделиться
Скачать
Загрузить статью
Печать
Печать
Размер текста
aA+ aA-

Самая главная суперзвезда модной индустрии, в течение последних трех десятилетий  являющийся креативным директором Chanel, умер сегодня утром, 19 февраля, в Американском госпитале в Париже, расположенном в элитном пригороде Нейи-сюр-Сен.


Карл Лагерфельд - DR


Его смерть стала уходом самого известного из живущих кутюрье на планете. Невероятно харизматичный и энергичный профессионал создавал более дюжины коллекций в год для трех брендов - Chanel, Fendi и одноименного Karl Lagerfeld.

Помимо создания одежды, Лагерфельд был самым острым на язык экспатом в Париже со времен Оскара Уайльда, самым выдающимся иллюстратором, блестящим фотографом, чьи работы были представлены на многочисленных выставках и в сотнях книг. Больше всего его будут помнить как креативного директора Chanel – этот пост он занимал с 1983 года. Благодаря ему модный дом, известный своим высочайшим качеством и шиком, сохранил и преумножил свою популярность. Благодаря ему Chanel занял высшее место на модном Олимпе - на него равняются все остальные дома.

Способность Карла использовать разную эстетику была феноменальной. Его собственный бренд отличался нео-экспрессионистскими силуэтами и графичным стилем, для римского Fendi он создавал многослойные и асимметричные формы и очень фантазийные коллекции, например, с вязанным мехом или стриженой норкой. В Chanel же он постоянно переосмысливал ДНК модного дома, вдохновляясь богатой историей Коко и осовременнивая ее узнаваемые коды: пиджак с четырьмя карманами, костюмы-двойки, твид, маленькое черное платье и классические аксессуары – стеганые кожаные сумки, двухцветные туфли, многочисленные нитки жемчуга.

Хотя некоторые и критиковали его как фэшн-фотографа, считая его работы слишком «позерскими» и фальшивыми, он был высококлассный портретный фотограф. В его книгу «Маленький черный пиджак» (англ. «The Little Black Jacket») вошло более 100 черно-белых портретов из его близкого и дальнего окружения в Chanel. Выставка этих фото прошла в 16 городах. Твердая копия книги была продана в количестве 250 000 экземпляров и стала самой продаваемой книгой фэшн-фотографий всех времен. Его снимки публиковались в международных изданиях Vogue, Elle, Madame Figaro и Harper’s Bazaar, часто на обложке.

В индустрии публиковалось множество книг, созданних либо о Лагерфельде, либо им самим: Карл готовит, Карл о своих афоризмах. В одной из них были просто иллюстрации с модельером во время его путешествий и в близком кругу, где среди персонажей нужно было отыскать Лагерфельда. Несколько книг было выпущено о его самом близком друге – кошке Шупетт. Пародии на него создавались в самых известных шоу во многих странах – от французского Les Guignols до мультфильма «Суперсемейка», где персонаж Эдны Мод был сочетанием Лагерфельда и Дианы Вриланд.

Он был также известен своим узнаваемым внешним видом: напудренные белые волосы, собранные в хвост, темные очки, высокие воротники, узкие джинсы и сапоги. Образ знаменитого кутюрье часто сопровождали многочисленные украшения - он был крупнейшим частным коллекционером брошей Сюзанн Бельперрон, которые прикреплял к галстукам Hilditch & Key. Несмотря на то, что Карл был, по собственному признанию, «книгофриком» – в его библиотеке было более 300 000 книг – он так и не написал собственные мемуары. «Писать о прошлом – это уже начало нехватки будущего», - говорил он.

Лагерфельду нравилось скрывать свое происхождение и даже дату рождения. Однако считается, что Карл Отто Лагерфельд (позднее он убрал «Отто») родился 10 сентября 1933 года в Гамбурге. Его отец Кристиан Людвиг Отто Лагерфельд был путешествующим предпринимателем, который был свидетелем землетрясения в Сан-Франциско и едва избежал русской революции, прежде чем обосноваться в Гамбурге и стать управляющим ведущей немецкой компании по производству сгущеного молока. Его мама Элизабет Бальманн была продавцом нижнего белья в Берлине. Первая жена его отца умерла, оставив Карлу сводную сестру Тею. У него также была кровная сестра Марта Кристиана.

Кутюрье говорил, что у его фамилии шведские корни – Лагерфельт. Он любил хвастаться, что его предок, член Шведского Риксдага, был удостоен чести приветствовать маршала Жан-Батиста Бернадотта, когда он приехал в столицу Швеции в 1810 году, где его избрали кронпринцем. Свои первые годы жизни маленький Карл провел в гамбургском районе Бланкенезе. Впоследствии его семья переехала на 40 километров к северо-востоку, в деревушку Бад Дармштадт с населением в 3500 человек. Во время Второй мировой в нее хлынули беженцы, военнопленные и бездомные, бежав от бомбардировки Гамбурга Союзниками. В мае 1945 года Британская Армия конфисковала семейный двухэтажный особняк, и в течение года его семье пришлось жить в двухкомнатном сарае.

Карл был не по годам развитым ребенком и часами мог рисовать, читать или вырезать картинки красивых девушек из журналов, сидя на террасе семейного дома. Лагерфельд переехал в Париж в подростковом возрасте, закончил Лицей Монтеня и начал жить на левом берегу французской столицы. Когда к нему пришел успех, он переехал в особняк семьи Поццо ди Борго времен Ренессанса. В последнее время он жил на берегу Сены в гипер-модернистской квартире с видном на Лувр, оформленной, как он шутил, «в стиле операционной для недоношенных детей».  

В бытность студентом парижской школы моды при Синдикате От-Кутюр «Ecole de la Chambre Syndicale de la Couture Parisienne» на улице Сен-Рош Карл подружился с учившимся там же Ивом Сен-Лораном, который был тремя годами младше. Эти двое впервые прославились в 1954 году, когда стали лауреатами (Ив - за созданное им платье, а Карл – пальто) конкурса модельеров «International Wool Secretariat».

Это событие положило начало соперничеству, которое длилось 44 года. Поначалу вполне дружелюбное, состязание между дизайнерами постепенно приобретало все более едкий привкус, тому были причины: партнер Карла – блистательный и аристократичный Жак де Башер – стал возлюбленным Сен-Лорана.   

Мнения по поводу самого знаменитого конфликта в мире моды никогда не совпадут. Во Франции многие решили приписать Лагерфельду роль талантливого, но завистливого Сальери – Сен-Лорану, соответственно, досталось амплуа Моцарта. Искрящаяся радостью жизнь Моцарта привела композитора в братскую могилу. Сен-Лоран стал обладателем несметных богатств, но умер в 2008 году тоже отщепенцем – в унылом одиночестве, ему был 71 год. Уход соперника освободил Лагерфельда и немецкий кутюрье буквально разразился креативностью. Последовала череда его великолепных коллекций и показов для Chanel и Fendi, где fashion-сценография была поднята на небывало изысканный уровень и стала сродни театральной, приглашая зрителей в путешествие к Великой Китайской стене, на венецианский остров Лидо или в Гавану.

Постановки Карла для Chanel отличались большей искусностью, чем режиссерские работы Сесила Б. ДеМилля или бродвейские шоу. Во дворце Гран-Пале мастер воссоздавал красоты Версаля, поверхность Луны или просторы Арктики. На одном из показов публике была явлена 50-метровая «скульптура» жакета Chanel, на другом -- символичный для Коко Шанель золотой венецианский лев.

Левой рукой Карл писал сценарии к причудливым мини-фильмам о великой Мадемуазель, а затем выступал в качестве их режиссера. Произведения, ставшие соединением правды, вымысла и мифа… Роли в этих картинах получали только избранные: Кира Найтли, Диана Крюгер, Ванесса Паради, Кристен Стюарт, Анна Муглалис, Астрид Берже-Фрисби, Руни Мара, Джулианна Мур и Кара Делевинь – одно имя блистательнее другого.

Под управлением Лагерфельда ателье Chanel стало самой инновационной лабораторией моды. В числе неопровержимых доказательств тому – платье, в котором Джулианна Мур в 2015 году получала «Оскар» как лучшая актриса за роль в фильме «Все еще Элис»: белый кутюрный наряд, вручную украшенный 80 тысячами блесток, над котором 987 часов трудилось 27 мастеров. Или же легендарное платье из розового шифона, выбранное Николь Кидман также для церемонии вручения наград Американской киноакадемии.  

Свой профессиональный путь Карл Лагерфельд начал в мастерской Пьера Бальмена. Он трудился как раб, зато изучил техники и приемы, которые впоследствии, в ателье Chanel, сослужили ему добрую службу. В Balmain у Карла было скудное жалованье, зато молодой человек получал щедрое содержание от отца, позволявшее ему раскатывать по Парижу на «Мерседесе». 80-летний Лагерфельд предпочитал «Бентли» или «Хаммер».

В 1964 году Карл сделал первый важный шаг в своей карьере, получив назначение в Chloé. Изначально основательница модного дома Габриэль Агийон нанимала его для создания всего двух образов в сезон, однако менее чем за 10 лет Лагерфельд превратил Chloé в ведущий бренд с творческим подходом к моде. Немецкий дизайнер стал автором легендарных «нюдовых» платьев Chloé, черпал вдохновение в студенческой моде Латинского квартала и снимал легендарные кампании французской марки с Хельмутом Ньютоном.   

Ирония состоит в том, что всю свою жизнь культивируя уникальный персонаж по имени Карл Лагерфельд, одноименному лейблу дизайнер уделял гораздо меньше внимания. «Я настоящий трофей для работодателей», – нередко говорил он. Да, собственная марка была его главной ахиллесовой пятой. За несколько десятилетий с момента основания этот бренд покупался и продавался пять раз, по большей части неся убытки. Впрочем, всемирная слава дизайнера в digital-эпоху существенно поспособствовала тому, что его модный дом – недавно переименованный в K Karl Lagerfeld – в XXI веке, наконец, достиг устойчивых показателей рентабельности. Издержками известности Карла стали олицетворявшие его куклы, шокировавшие многих поклонников моды. Карл признавал праведность этого гнева, замечая: «Когда я был моложе, то хотел стать карикатуристом, все закончилось тем, что теперь я стал карикатурой».  

Несмотря на то, что он рано освоил цифровую сферу, в нем всегла было что-то от джентлмьена из 18-го века, любимыми материалами которого был не шелк или шифон, а бумага. В эпоху, когда много современных дизайнеров в буквальном смысле не умеют делать даже простые наброски, он был великолепным иллюстратором. Куратор его первой настоящей ретроспективы в Бонне в 2014 году – его интеллектуальная муза Аманда Харлех – сказала, что ей пришлось выбрать из 40 000 скетчей.

«Я создаю с помощью электронных импульсов. Я вижу только их и больше ничего. Мои наброски выглядят законченными, я не закрываюсь в комнате, слушая Верди. Я дизайнер», - сказал он когда-то в интервью «Фигаро».

Его талант распространялся от дизайна костюмов в кино (в частности, для оскароносного «Пира Бабетты») до оперы (для постановок в миланской «Ла Скала», венском «Бургтеатре» и для Зальцбургского фестиваля). Он также создавал одежду для тура Мадонны «Re-Invention» и тура Кайли Миноуг «Showgirl».

В ноябре 2004 года Лагерфельд изобрел совершенно новое направление «Масстиж» (сочетание «масс-маркета» и «престижа»), когда он создал свою первую премиальную коллаборацию вместе с H&M. Лимитированная коллекция мужской и женской одежды была распродана в сотнях бутиках H&M за два дня.
 
В своем отношении к работе Карл был стахановцем. И это касалось даже каникул. Август он всегда проводил в Сен-Тропе, впервые совершив туда путешествие в 1970-м году на роскошном экспрессе «Le Train Bleu». Позднее дизайнер прилетал в Раматюэль (местечко на Лазурном берегу Франции. – Прим. пер.) на частных самолетах. Неделями он делал зарисовки, попутно наслаждаясь видами моря. Редакторы моды никогда не переставали восхищаться его энциклопедическими знаниями французской культуры, тому, как он разбирался в дизайне и мебели. Лагерфельд был знатоком искусства и изъяснялся на четырех языках: это было похоже на пулеметный огонь непрерывного потока сознания – Карл без остановки выдавал все, что знал. Вот как он отзывался о профессии, которую выбрал: «Мода не моральна и не аморальна, но она может оказать положительное влияние на вашу собственную духовность». Лагерфельду приписывали напыщенность представителя элиты, при этом с женщинами, которые подметали пол в ателье Chanel, он вел себя не менее обходительно, чем с принцессой или с миллиардером.  

В последние дни его ближайшим другом была его кошка Шупетт. Мисс Шупетт даже вдохновила немецкого дизайнера на создание капсульной коллекции, в которую вошли вязаные шапочки с кошачьими ушами и кожаными усами, айпад и айфон, а также перчатки без пальцев, которые сам Карл носил постоянно. Хотя много его последних коллекций было отрисовано на айпаде, его любимыми материалами оставались карандаш и бумага. Но, как и подобает настоящей иконе, вместо карандаша он использовал подводку Shu Uemura.
 
Хотя он и был самым дорогим «наемным дизайнером» в истории моды – его ежегодная зарплата оценивалась в 30 миллионов евро – он, в отличие от других кутюрье, коллекционировал небольшие книги, немецкие постеры начала 20 века и недвижимость. Он был щедр с идеями и вещами и постоянно присылал письма с благодарностями и подарками друзьям и известным фэшн-редакторам.

В эпоху интернета он стал самым узнаваемым модельером, которого осаждали поклонники с просьбой сделать совместное фото. «В "Колетт" мне предоставили специального телохранителя. Люди чуть ли не атакуют меня. Это очень странно, ведь я не певец, не актер и не секс-сивмол».

Так как он почти не пил, не курил и не употреблял наркотики, неудивительно, что он прожил долго. Все близкие родственники Лагерфельда умерли несколько лет назад. Его кровная сестра умерла в 2014 году, но с ним осталась его большая фэшн-семья. В последнее время рядом с ним было много его «сыновей». Красивые молодые мужчины, которые появлялись в показах Chanel, а также выступали в роли своеобразных телохранителей, как, например, Брэд Кроэниг. Его главным фаворитом был старший сын Брэда - Хадсон Кроэниг. В нем нет ни капли крови Лагерфельда, но многие считают, что именно ему завещает свое состояние дизайнер. Как однажды сказал Лагерфельд, полушутя-полусерьезно: «Я люблю детей, но чужих».


Годфри Дини
 

Copyright © 2019 FashionNetwork.com All rights reserved.