×
Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
26 июл. 2021 г.
Поделиться
Скачать
Загрузить статью
Печать
Печать
Размер текста
aA+ aA-

Итальянский люксовый рынок кардинально перестраивается

Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
26 июл. 2021 г.

Пандемия продолжает сотрясать индустрию люкса вообще и итальянскую в частности. В 2020 году, на фоне временного закрытия бутиков и приостановки производства, бренды были вынуждены пересматривать свои бизнес-модели, ускоряясь в сегментах «диджитал» и устойчивого развития, что потребовало серьезных инвестиций. У многих не осталось выбора, кроме как завязать сотрудничество со сторонними инвесторами и новыми партнерами, – в последние месяцы сделки заключались одна за другой. Так, Etro уступил 60% в своем капитале фонду прямых инвестиций L Catterton, Ermenegildo Zegna готовится выйти на Нью-Йоркскую фондовую биржу, а мажоритарная доля в Off-White отошла люксовому конгломерату LVMH, который также стал полноправным владельцем Emilio Pucci.


Etro, Кампания Весна-Лето 2021 - etro.com


Слияния и поглощения множатся в итальянской фэшн-индустрии, богатой как скромными самородками, так и более-менее крупными предприятиями с международным реноме, во главе которых стоят представители основавших их семей. Деловую активность стимулирует и небывало усилившаяся на современном рынке – жадном до исторических и аутентичных марок – привлекательность концепта «Made in Italy».

Наиболее уязвимые представители сектора, по которым пандемия нанесла сокрушительный удар, обратились за помощью к государству. Так, фирма Corneliani избежала краха благодаря своевременным вливаниям от своего акционера Investcorp и итальянского правительства. Другие компании со схожими проблемами перешли в активы игроков покрупнее или итальянских инвестиционных фондов.

В декабре 2020 года Moncler купил жемчужину итальянского спортивного люкса Stone Island. В следующем месяце сеть OVS приобрела Stefanel. В марте 2021 года OTB, холдинг Ренцо Россо, сообщил о покупке немецкой марки Jil Sander, которая, через Onward Luxury Group, уже была под итальянским управлением.

Примерно тогда же Made in Italy Fund – инвестфонд, управляемый Quadrivio Group, – совместно с коммуникационным агентством Pambianco купил лейбл модернистского прет-а-порте Dondup. Пятью месяцами ранее тот же Made in Italy Fund «отхватил» люксовый бренд «streetwear» GCDS. В июне китайская группа Fosun поглотила итальянскую обувную компанию Sergio Rossi. Наконец, несколько дней назад «сицилиец» Giglio.com сообщил, что планирует листинг на Миланской фондовой бирже. 

Тактика и стратегия



«Рост числа сделок объясняется двумя причинами. Первая носит стратегический характер. Ситуация в индустрии усложнилась. Из-за ускоренной пандемией цифровой революции количество направлений, в которые теперь надо инвестировать, возросло драматично, – объясняет Лука Солка, старший аналитик сектора люкса в Bernstein. – Вторая причина скорее тактическая. Учитывая спрос первой половины 2021 года, в дальнейшем (второе полугодие и 2022 год) мы увидим повышение стоимости бизнесов и, следовательно, постепенное сокращение числа сделок».

В целом, конкуренция в секторе возросла, а вместе с ней и инвестиции – в дистрибуцию, производство, коммуникацию, цифровые технологии, «устойчивые» цепочки снабжения и экспансию на зарубежные рынки, особенно на китайский – номер один в современном мире моды.

Если в 2020-м люксовые лейблы, чтобы выстоять в условиях санитарного кризиса, сокращали издержки, оптимизировали процессы и оздоровляли финансы, то 2021-й стал годом консолидации. Для наиболее сильных групп, которые лучше справились с трудностями за счет твердости позиций и относительно низкой долговой нагрузки, сейчас, без сомнения, очень подходящий момент для поглощений.


Ermenegildo Zegna готовится выйти на Нью-Йоркскую фондовую биржу - © PixelFormula


«На самом деле, вся эта суета на рынке не стала сюрпризом. С одной стороны, мы имеем люксовых гигантов и бренды, прочно утвердившие себя в диджитал-сегменте, а с другой – достаточно узконаправленные или вовсе специализирующиеся на каком-либо одном продукте марки, а также небольшие предприятия, которые в прошлом году очень серьезно пострадали. Чтобы стартовать снова и сохранить конкурентоспособность, им нужно финансирование – от бизнес-партнера или инвестиционного фонда», – анализирует адвокат юридической фирмы Gianni & Origoni Джанлука Герсини, работающий со слияниями и поглощениями в индустрии моды и люкса.

Хищник и добыча



Итальянский текстильный сектор насчитывает 45 тысяч предприятий, которые обеспечивают рабочими местами 400 тысяч человек. По оценкам Sistema Moda Italia (SMI), в 2020 году оборот отрасли составил 42,6 млрд евро (3,7 трлн рублей*), из которых 27,5 млрд евро (2,4 трлн рублей*) было сгенерировано экспортом. Для сравнения: по итогам 2019 года данный показатель зафиксировался на отметке 56 млрд евро (4,88 трлн рублей*).

«Инвестиционные компании, большие люксовые группы и финансовые холдинги, как хищники, пытаются заполучить марки, добившиеся успеха в прошлом и обладающие потенциалом для перезапуска сегодня; пандемия только усилила эту тенденцию, – объясняет Джанлука Герсини. – Так что мы будем наблюдать феномен агрегации. Маленьким игрокам в одиночку не выжить. Им не под силу справиться с дополнительными издержками, причиной которых стала пандемия. Участники процесса «Made in Italy», полностью ориентированные на какую-то одну товарную категорию, будут вынуждены объединять усилия, расширяя и диверсифицируя предложение. Что же до предприятий, которые нуждаются в капиталах, то на них, вероятно, найдутся покупатели».

Другими словами, национальный фэшн-сектор пришел в активное движение. Примечательно, что итальянские фонды совершают приобретения не только дома. Так, в конце 2020 года Style Capital стал мажоритарным акционером австралийского бренда женского прет-а-порте Zimmermann, а Exor завладел китайской маркой Shang Xia, ранее входившей в структуру Hermès.

У Exor также контрольные пакеты акций автопроизводителей Stellantis и Ferrari, издательская группа The Economist и футбольный клуб «Ювентус». В марте корпорация приобрела – за 541 млн евро (47,2 млрд рублей*) – 24% в капитале знаменитого обувщика Christian Louboutin.

К единому итальянскому фронту?



По мнению наблюдателей, империя семьи Аньелли на этом не остановится. Многие эксперты видят в Exor потенциального поглотителя люксовых марок, Лука Солка – один из них. «По всей вероятности, итальянский люксовый сектор будет консолидироваться, и, на мой взгляд, Exor заинтересован в роли объединителя», – говорит аналитик. В этом контексте часто упоминается и группа Ренцо Россо, превратившаяся в небольшой фэшн-кластер.

Долгое время итальянские модные дома становились добычей международных корпораций – французских колоссов LVMH и Kering, катарского фонда Mayhoola, которому принадлежит Valentino... В 2018 году американская группа Michael Kors завладела Versace. Теперь же итальянцы, кажется, настроены выступать единым фронтом. Идея интегрировать различные составляющие «Made in Italy», желательно, дополняющие одна другую, в единую – итальянскую – институцию больше не кажется нереализуемой.

И все же... «На мой взгляд, до создания действительно крупной итальянской люксовой группы еще далеко, – остужает пыл Джанлука Герсини. – Проблема в том, что рынок остается очень фрагментированным на узкоспециальные сегменты. Кроме того, итальянцы всегда были склонны оперировать скорее промышленными, а не финансовыми категориями, вот почему пока в Италии не появилось настоящего конгломерата такого типа».

Тут же аналитик указывает на особенности итальянской люксовой индустрии: «В секторе доминируют семейные предприятия. Обычно ими эффективно управляют, но в плане развития и преемственности дела обстоят не очень хорошо. То есть итальянский сегмент роскоши содержит в себе замечательные возможности, но нуждается в менеджерах и капиталах».


Джорджо Армани сейчас в центре внимания инвесторов - SGP


Примечательно, что в финансовых кругах сейчас много говорят о Giorgio Armani и Dolce & Gabbana, которыми пока управляют основатели, а не преемники. Также в разряд потенциальной «добычи» причисляются Salvatore Ferragamo – еще один семейный бизнес – и компания Brunello Cucinelli, акции которой обращаются на бирже.

Ждем сообщений о новых сделках

 

Весной Дом Dolce & Gabbana опроверг слухи о сближении с Kering, но не стал исключать перспективы объединения с «более крупным итальянским проектом». Впервые озвучил возможность слияния с «крупным итальянским предприятием», необязательно из сектора моды, и Джорджо Армани. Кутюрье не стал вдаваться в подробности, отметив только, что «французские покупатели не рассматриваются».

Одновременно начала реорганизацию итальянская производственная отрасль. В октябре 2020 года VAM Investments, Fondo Italiano d’Investimento и Italmobiliare объединились в Gruppo Florence, представив группу как «главный в Италии производственный центр одежды класса люкс». За несколько месяцев новая компания вобрала в себя четыре исторических итальянских производителя: Giuntini SpA (верхняя одежда и легкие ткани), Ciemmeci Fashion Srl (изделия из кожи и меха), Mely’s Maglieria Srl (трикотаж) и Manifatture Cesari (джерси).

В 2020 году руководители Onward Luxury Group, европейского люксового филиала японской корпорации, приобрели разрозненные активы ранее единой компании и учредили новую организацию – High Italian Manufacturing Co., в структуру которой вошло пять производителей (обуви, трикотажа, изделий из кожи, одежды), а также множество совсем небольших лейблов. 

Пример еще одного партнерства, ранее немыслимого в Италии, – объединение Prada и Ermenegildo Zegna, – которые купили по сорокапроцентной доле в итальянской прядильне Filati Biagioli Modesto, специализирующейся на производстве кашемира. Недавно Ренцо Россо подтвердил намерение инвестировать в сеть снабжения своей группы. 

Весьма вероятно, что итальянский рынок скоро преподнесет новые сюрпризы. По неофициальным сведениям, этим летом можно ждать еще двух-трех заметных сделок.
 

*По курсу xe.com на 26 июля 2021 года

 

Copyright © 2021 FashionNetwork.com All rights reserved.