×
Переводчик
Yulia Boshaeva
Опубликовано
9 мая 2022 г.
Поделиться
Скачать
Загрузить статью
Печать
Печать
Размер текста
aA+ aA-

Глава подразделения моды Chanel Бруно Павловски о пандемии, России, высоких продажах и магии Монако

Переводчик
Yulia Boshaeva
Опубликовано
9 мая 2022 г.

Не так много в мире люкса руководителей, чье правление было бы таким же долгим и успешным, как правление главы модного подразделения Chanel Бруно Павловски.
 

Президент подразделения Chanel Fashion и президент Chanel SAS Бруно Павловски - Photo: Chanel - Chanel



Только за последние три года он умело провел передачу креативного руководства брендом Виржини Виар, запустил проект 19M (новаторский центр высокого мастерства на севере Парижа), отреставрировал и открыл ряд знаменитых бутиков и интересных поп-апов, провел Chanel через пандемию и организовал впечатляющую серию показов. Chanel устраивает шесть показов в год, чего не делает ни один другой модный бренд в мире. 
 
Именно перед одним из таких дефиле утром в четверг мы встретились с Бруно Павловски за кофе. Через несколько минут Виар представила новую круизную коллекцию Chanel 2022/23. Лоск и апломб, Формула-1 и сказочные принцессы в эксклюзивном клубе Monaco Beach Club.

Средиземное море было достаточно спокойным для проведения показа на пляже, а вот топ-менеджер столкнулся с немалым числом сложностей, ведь модный дом Chanel демонстративно отказывался от электронной коммерции, поэтому закрытие люксовых бутиков по всему миру из-за пандемии сильно повлияло на его продажи. Из-за ситуации вокруг Украины бренд также закрыл все бутики в России, как и большинство других люксовых игроков. 

Через несколько часов после показа в Монако пришли новости о том, что на ювелирный бутик Chanel в Париже было совершено нападение. В соцсетях говорили об ущербе в 10 млн евро, что стало неприятным напоминанием о желанности товаров марки. 
 
Примерно в то же время вышла аналитика Morgan Stanley, согласно которой Chanel начал уступать своему ближайшему сопернику – еще одному французскому бренду Christian Dior. Отметим, что некоторые выводы исследования заставили удивиться опытных редакторов. В Монако тем временем царило приподнятое настроение. Виар, может, и не имеет звездного статуса Лагерфельда, но она – очень профессиональный дизайнер. В ее последней работе немало отличных вещей и 100% хитов. Вечер завершился элегантным ужином в неоклассической Villa La Vigie – бывшей резиденции Лагерфельда – кульминацией которого стал концерт Nile Rogers & Chic.
 
Павловски, обладающий изысканными манерами и чрезвычайной рассудительностью, всегда готов к неожиданностям. Топ-менеджер, три десятилетия возглавляющий Chanel, не мог обсуждать финансовые итоги, поскольку бренд представит новый отчет в середине мая, однако охарактеризовал их как «превосходные».
 
Кроме того, в июне он может быть избран президентом Федерации высокой моды, руководящего органа французской модной индустрии, когда уважаемый Ральф Толедано уйдет в отставку после двух мандатов.
 
Итак, взгляд Павловски на управление модным брендом nec plus ultra в эпоху глобального локдауна, пандемии и геополитической напряженности. 


Модель Chanel Cruise 2022/2023 - Chanel


 
Fashion Network: Почему вы выбрали Монако для проведения показа?
Бруно Павловски: Благодаря близким и исключительным отношениям дома Chanel с княжеством. Вы знаете, мы даже обнаружили, что здесь в декабре 1913 года был издан специальный указ, разрешающий мадемуазель Шанель продавать свою продукцию в Монако. Здесь ее первый филиал, появившийся почти в самом начале пути. Также из-за Карла, жившего здесь, и его отношений с принцессой Шарлоттой, а теперь и из-за дружбы Виржини с Шарлоттой, которая стала нашим амбассадором. Кроме того, это место олицетворяет особую образность и невероятную энергию Монако, которые можно увидеть в только что выпущенном видео Софии Копполы. В этой коллекции мы хотели показать эту уникальную динамику, это чувство желания и роскоши в волшебном месте, где нас всегда очень хорошо принимали.
 
FNW: Как для Chanel складывается год?
Б. П.: Мы опубликуем результаты через две недели, и они отличные, поскольку в 2021 году мы зафиксировали отскок. Влияние Covid-19 в 2020 году было очевидным, но мы смогли восстановиться, благодаря двум факторам. Во-первых, это тяжелая работа, проделанная нашими командами с нашими клиентами на местах, даже несмотря на то, что мы были вынуждены закрыть бутики. Во-вторых, исключительный успех нашей коллекции прет-а-порте, благодаря женственности и раскрепощенности, которые привносит Виржини. Огромному числу клиентов нравится наш новый силуэт. 
 
FNW: Как ситуация вокруг Украины повлияла на бизнес Chanel?
Б. П.: Очевидно, что для нашего российского рынка эффект драматичен — поэтому нужно быть гибкими. Прямо сейчас могут произойти самые невероятные вещи, и нужно будет найти ресурсы, чтобы отреагировать. Мы полностью соблюдаем введенные в отношении России санкции. Мы вынуждены это делать. Поэтому нам пришлось информировать всех наших клиентов о том, что продукция не может быть реимпортирована в Россию. Это не акция против россиян. Понятно, что Chanel не может продавать в России, тем не менее, большинства наших клиентов санкции не коснулись.
 
FNW: Чем продиктовано решение открыть на лето бутики на курортах – Капри, Марбелья, Бодрум? 
Б. П.: Поп-ап пространства позволяют показать бренд с другой стороны. Они все очень разные – каждый интерпретирует коллекцию по-своему. Часто в курортные точки заглядывают клиенты столичных бутиков. Им нравится свежий взгляд на марку. Мы даже разработали специальные форматы, как в Хэмптонс или Аспене, например, где сама локация позволяет идеально представить две капсульные коллекции – Coco Beach (пляжную) и Coco Neige (апре-ски).
 
FNW: Что вы думаете об исследовании Morgan Stanley?
Б. П.: Мне известны реальные цифры, не вижу необходимости смотреть на их соображения! Давайте дождемся выступления Филиппа Бландио (глобального финансового директора Chanel). Эти данные покажут способность нашей команды сосредоточиться на клиентах на местах, особенно, учитывая тот факт, что туризма в последние два года не было. Честно говоря, я очень хотел бы, чтобы каждый год был как 2021.


Chanel, 19M


 
FNW: Где откроется следующий флагман?
Б. П.: У нас запланированы масштабные работы по реновации бутиков, особенно в Азии и Китае. Ежегодно мы открываем около 10 бутиков и обновляем около 20. Нередко, именно реновация интересует нас больше, поскольку мы можем увеличить площадь бутиков и гарантировать клиентам большую конфиденциальность. Многие из них хотят уединиться в частном пространстве и не хотят, чтобы их обязательно видели в бутиках. 
 
FNW: Вы планируете выпускать новые продукты или диверсифицировать текущее предложение?
Б. П.: Нам кажется, мы можем еще многое рассказать в рамках существующих коллекций. Мы хотим продолжить развивать их – например, Beach и Neige – или линию Métiers d’Art, которая оказалась очень популярной. 

Хочу внести ясность, мы не собираемся объявлять, что Chanel займется мужской или детской линией или товарами для дома. Мы хотим сохранить верность нашим принципам, в основе которых лежат женственность и роскошь с толикой дерзости.  
 
FNW: Почему не существует отеля Chanel?
Б. П.: Потому что нам нравится останавливаться в других отелях! 
 
FNW: Как складывается ваш обычный день?  
Б. П.: Как и все, я люблю работать утром. Я приезжаю в офис к 8, но никогда не провожу встречи до 9 утра. По вечерам это зависит от текущей ситуации. Важно то, что мы все работаем вместе, не теряя уважения к тому времени, когда мы не работаем. Мы все хорошо научились работать удаленно в пандемию. Мы даже ввели для сотрудников новые правила, предоставив им право на 90 дней в году удаленной работы, хотя это не всегда возможно, поскольку у нас так много коллекций. Лично я всегда прихожу в офис первым. Когда это стало разрешено, я стал приезжать на работу в пандемию. Но мы должны подумать о более свободном формате работы. Даже если вы дома, удаленная работа остается работой.
 
FNW: Что самое трудное в вашей работе?
Б. П.: Контекст остается очень сложным из-за Covid-19. А ситуация вокруг Украины говорит о напряженности во всем мире, поэтому нам нужно постоянно адаптироваться. Нужно быть готовыми завтра принимать решения по вопросам, которые мы не можем предсказать сегодня. Более того, в Chanel работает около 20 000 человек по всему миру, и компания несет ответственность перед всеми нашими сотрудниками и их семьями. 


 


 
FNW: Непросто быть президентом модной империи Chanel. Как вы отдыхаете и восстанавливаете силы?
Б. П.: Я родом из Биаррица и при первой возможности отправляюсь в наш фамильный дом. Мне также нравится кататься на лыжах в Альпах. Уверяю вас, у меня нет сложностей с отпуском. 
 
FNW: Если бы вы не сделали карьеру в модной индустрии, чем бы вы занимались? 
Б. П.: Я никогда об этом не думал в таком ключе. Карьера нередко зависит от случайных встреч. Для меня судьбоносными оказались встречи с Вестхаймерами (владельцами Chanel), Карлом и Франсуазой Монтеней (бывшая CEO). Можно сказать, мне повезло. Они привели меня. Они поверили в меня. Что мне по-прежнему нравится в наших продуктах, так это любовь к ремесленным техникам и творчеству, а сегодня ещё и потребность в устойчивости. Это вопрос гордости за то, что мы делаем, прежде всего за материалы, которые мы используем. У нас много партнеров в сельском хозяйстве, которые производят регенеративный хлопок, кашемир, лен и шелк. Мы хотим обеспечить полную отслеживаемость материалов, хотим уважать природу и людей, которые работают в этой индустрии. Мы настроены на масштабный переход, через три-пять лет у нас будет очень достойная модель.
 
FNW: Какую задачу поставили перед вами Вертхаймеры, когда наняли вас? 
Б. П.: Chanel — это марка абсолютной роскоши с исключительным товарным предложением. Таково их видение, и моя задача его поддерживать.
 
FNW: Какие у вас планы на Федерацию Высокой моды (FHCM)?
Б. П.: Мандат Ральфа Толедано (президента FHCM) подходит к концу, скоро будут выборы. Я – кандидат на его место. На самом деле, единственный кандидат на сегодняшний день. Нужно будет работать с Паскалем Мораном, генеральным директором федерации, и его командой, чтобы продолжать дело, начатое Ральфом. Сейчас прекрасное время для федерации, и мы хотим, чтобы так все и оставалось. 
 
FNW:  Мы совсем рядом со знаменитой виллой Коко La Pausa, которая принадлежит Chanel с 2015 года. 
Б. П.: Да, тут требуется работа. Огромная работа, вилла была в довольно запущенном состоянии. К тому же, за последние пару лет мы полностью обновили головной офис на улице Камбон, построили с нуля 19M, запустили несколько производственных площадок, иными словами, были очень заняты! La Pausa будет готова в следующем году, мы с нетерпением ждем этого момента. 
 
FNW: Что бы подумала Коко Шанель о сегодняшнем показе? 
Б. П.: На месте Коко я бы очень гордился Виржини Виар. Она – преемница вкуса и модернистского подхода Шанель, и она умеет делать женщин красивыми. На мой взгляд, она очень смелая, раз приехала сюда, оказавшись между Коко, Карлом, а с ними и королевской семьей. Это дерзкий поступок.  

Годфри Дини 
 

Copyright © 2022 FashionNetwork.com All rights reserved.