×
Реклама
Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
21 июл. 2021 г.
Поделиться
Скачать
Загрузить статью
Печать
Печать
Размер текста
aA+ aA-

Фаусто Пуглизи (Roberto Cavalli): «Cavalli – это Ferrari, но более человечный и понятный»

Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
21 июл. 2021 г.

Фаусто Пуглизи энергично взялся за возрождение Roberto Cavalli. Свою первую женскую коллекцию для флорентийского лейбла дизайнер показал в феврале, а теперь дебютировал с мужским предложением. 

Создавший костюмы для Бейонсе, Леди Гаги и Дженнифер Лопес, сицилиец Пуглизи представил фэшн-техно-рок в ударной тосканской дозировке. И его произведения сразу хочется назвать хитами.

Уроженец Мессины – древнего города, основанного почти три тысячи лет назад греками и испытавшего влияние норманнов и готов, – Пуглизи сам тяготеет к эклектике, легко смешивая в одном флаконе итальянскую безудержность и калифорнийский шик.

FashionNetwork.com встретился с модельером-максималистом, чтобы расспросить его, как он планирует воссоздавать Cavalli, и каким видит этот бренд.
 

Фаусто Пуглизи - Photo: Courtesy of Roberto Cavalli - Foto: per gentile concessione di Roberto Cavalli


FashionNetwork.com: Почему вы решили осваивать сегмент мужской моды?

Фаусто Пуглизи: Я стараюсь вернуть Cavalli в строй и хочу подчеркивать ДНК бренда, но вместе с тем надо признать, что мы живем в другом мире с другим восприятием. Возьмем, к примеру, понятие «плейбой Cavalli». Так вот, сегодня мы не можем говорить о плейбое Cavalli. На мой взгляд, у нынешнего молодого поколения очень гибкое мировоззрение, и, мне кажется, что Cavalli не нужны жесткие ограничения, – это «текучий» и интерактивный лейбл.

Пока меня очень радует реакция ритейлеров, таких как Selfridges и Neiman Marcus, им очень понравилась женская коллекция, которую я показал в феврале. Я называю ее «Сезон зеро», она как мостик между прошлым и тем, что последует дальше.

FNW: На чем вы фокусировались, работая над первым мужским гардеробом Cavalli?

Ф.П.: В основе этого предложения лежат отдельные вещи, а не монолитные образы. Я хотел отдать должное невероятной яркости бренда. Как воинственный итальянец, который не может быть североевропейским интеллектуалом, я пытаюсь перевести Cavalli на язык китайцев и американцев, лондонцев и парижан. Новому поколению нравится быть сильным, но они не хотят выглядеть клоунами. Это все равно что вы приезжаете в Нью-Йорк и в два часа дня идете в «Магнолия бейкери» – еще до пандемии, конечно, – заказываете себе маленькое пирожное, и вот вы уже часть этого мира. А надеты на вас винтажная рубашка и шорты, купленные в «Найк-тауне».

Сегодня парни заходят на маркетплейс, чтобы купить джинсы и рубашку Cavalli, при этом белье у них из Zara, а свитер – дедушкин. Еще я хочу всерьез развивать деним и трикотаж, показывать много одежды из жаккардовой ткани – если уж у нас лучший жаккард во всей Италии.


Roberto Cavalli - Menswear - Весна-Лето 2022 - Image: Courtesy of Roberto Cavalli - Foto: per gentile concessione di Roberto Cavalli


FNW: Роберто Кавалли – один из величайших создателей принтов в истории моды. Ему удавалось сочетать Ренессанс с рок-н-роллом. Как вы хотите использовать это наследие?

Ф.П.: Я хорошо помню, какие принты любил мой дедушка. Он был участником партизанского движения, освобождавшего Италию от фашистов. И ему нравились гавайские рубашки, в которых сходили на берег американские моряки. Он носил такие рубашки в знак уважения к своим американским приятелям. Потом гавайские рубашки стали моим наваждением.

По моему мнению, Cavalli – это Ferrari, но более человечный и понятный. В микромире этого бренда нет неприступных плейбоев, но есть те, кто любит вино, друзей, удовольствия и красивый деним. Я вижу парня Cavalli в каком-нибудь гараже в Бруклине – он в новых, но будто заляпанных машинным маслом джинсах. Знаете, такая автомобильная культура... Очень-очень урбанистично и вполне демократично.

FNW: Почему вы стали сотрудничать с Майком Тайсоном?

Ф.П.: Еще до пандемии я посетил музей восковых фигур в Нью-Йорке и увидел там великолепную триаду: Майкл Джексон, Майкл Джордан и Майк Тайсон играют в монополию. Тогда я задумался о силе культовых личностей, о Мао работы Уорхола, о людях, которые становятся легендами. Я ненавижу вердикты в соцсетях. В жизни важно иметь второй шанс, извлекать уроки из прошлого и начинать все сначала, как это сделал Майк.

Спросите у шестнадцатилетнего и у восьмидесятилетнего, кто такой Майк Тайсон. Его знают все. Никто не может похвастаться большим демографическим охватом. Он как Статуя Свободы, Мэрилин Монро и Кока-Кола. Он навсегда легенда и заплатил за это цену.


Roberto Cavalli - Menswear - Весна-Лето 2022 - Photo: Courtesy of Roberto Cavalli


FNW: Вы родились на юге Италии, верно? Как вам работается с тосканским брендом? 

Ф.П.: Я сицилиец. А на Сицилии исторически доминировали иноземцы – арабы, римляне, испанцы, норманны, британцы. Естественно, что у нас, как и в Палермо, средоточие разных культур. На нашем острове люди всегда относились к другим с пониманием и были готовы жить все вместе. Кроме того, мне внушают гордость сицилийские корни Лайзы Минелли, Аль Пачино и Леди Гаги. Я переехал в Нью-Йорк в восемнадцать лет и встретил там своего двоюродного брата. Знаете, где он работал? В ресторане Роберта Де Ниро.

FNW: Как дизайнер собственного бренда вы одевали Дженнифер Лопес, Мадонну, Бейонсе. Кого вы хотите видеть в вещах из линии Cavalli Men?

Ф.П.: Обаму и, о боже, Майка Тайсона, разумеется. Де Ниро, Пачино, Скорсезе. Я обожаю его! А еще Трэвиса Скотта и Канье.


Roberto Cavalli - Menswear - Весна-Лето 2022 - Photo: Courtesy of Roberto Cavalli


FNW: В чем суть ДНК Cavalli?

Ф.П.: С самого начала работы в компании я испытывал уважение к Роберто, ведь теперь я живу в созданном им модном доме и тесно взаимодействую с его брендом. Роберто грандиозный человек. Он любит животных, людей, картины. Чтобы сделать вещи абсолютно соответствующими духу Cavalli, мы с головой ушли в архивы. Теперь активизируем наш Instagram-аккаунт. Я по-прежнему живу в Милане, так как здесь, на Виа Багутта, наша штаб-квартира, и мы перевезли сюда все архивные материалы. 

FNW: Что такого вы открыли в архивах Cavalli, что доставило вам наибольшее удовольствие?

Ф.П.: Гений Роберто. Особенно интересны семидесятые годы, когда он был неизвестен, еще не одевал номинантов на премию Оскар и Шэрон Стоун для выхода на красную дорожку в Каннах. Я узнал о его искренности и человечности, о том, что он не боялся мечтать и очень упорно трудился, чтобы сделать что-то новое. Он сам разрисовал джинсы. И он всегда был и зрелым, и наивным одновременно.
 

Годфри Дини

Copyright © 2021 FashionNetwork.com All rights reserved.