Серж Бруншвиг (Fendi): «Нужно повышать привлекательность искусного ремесленного труда»

Для гендиректора Fendi Сержа Бруншвига (Serge Brunschwig) историческое шоу, организованное итальянским люксовым лейблом на руинах древнейшего римского храма, было совершенно особенным, что по-своему выделяет этого управленца среди других топ-менеджеров в индустрии люкса.


Гендиректор Fendi Серж Бруншвиг в римской штаб-квартире модного дома - Photo: FashionNetwork.com/ Godfrey Deeny
 
Бруншвиг встал во главе Fendi в начале 2018 года, оставив перед этим пост президента Dior Homme. Это назначение стало одной из перестановок внутри группы LVMH, устроившей настоящий «вальс гендиректоров». Предшественник Бруншвига в Fendi, Пьетро Беккари, тогда переместился на позицию гендиректора Christian Dior, а его бывший босс – Сидни Толедано – оставил Dior, чтобы приступить к управлению всеми «небольшими» брендами LVMH.

Весьма странные шаги предпринял французский люксовый гигант, учитывая, что совокупный товарооборот принадлежащих ему модных домов превышает 3 миллиарда евро.

52-летний Бруншвиг выступил одним из вдохновителей и организаторов специальных событий, посвященных памяти недавно ушедшего из жизни Карла Лагерфельда, который был креативным директором Fendi в течение 54 лет – это самая длинная история «царствования» дизайнера в каком бы то ни было модном доме.

Перед Бруншвигом стояла непростая задача, требовавшая большой деликатности, и еще одним шагом, сделанным в рамках этой миссии, стал кутюрный показ Fendi Fourrure, прошедший в четверг в древнеримском храме Венеры и Ромы. Это было первое кутюрное дефиле Fendi с момента кончины кайзера моды.

Проведение показа на территории Форума, раскинувшегося на одном из семи римских холмов – Палатинском, одобрил сам Лагерфельд. И это шоу стало, прежде всего, оммажем немецкому кутюрье, создавшему знаменитый логотип Fendi, соединив в нем две буквы «F», и по сути, модернизировавшему всю меховую индустрию, начав обрабатывать такое сырье, как мех, очень разнообразными способами и предложив самые сложные и интересные решения – мех стриженый, вязаный, в форме плетения…

Это был бесспорный триумф. Меха, имитирующие древнеримский мраморный пол, подсвеченный Колизей, на фоне которого происходило действо, а какая публика: Сьюзен Сарандон, Кэтрин Зета-Джонс, Зендайя и десятки итальянских аристократок и актрис, прогуливающихся среди древних руин Вечного Города.

Большинство экспертов считают, что Бруншвиг должен продолжать две генеральные линии, заданные его предшественниками. Пьетро Беккари вывел товарооборот Fendi на показатель свыше миллиарда евро, воспользовавшись для этого таким инструментом, как «сила бренда» и, главным образом, развив и укрепив целую товарную категорию – меховых аксессуаров и игрушек. Одно из самых известных достижений в этом ряду – Karlito, подвеска-шарм для сумок. До Беккари гендиректором Fendi был Майкл Берк, занявший эту позицию в 2001 году, когда группа LVMH приобрела мажоритарный пакет итальянского лейбла. В числе заслуг Берка – модернизация и оптимизация среднего по масштабам семейного мехового бизнеса, которым управляли пять сестер.

Пожалуй, Серж Бруншвиг пришел в компанию в хороший момент. В то же время он очень опытный менеджер, о чем свидетельствует его резюме. Он работал в Нью-Йорке в McKinsey, а позднее перебрался в Гонконг, где с 1996 по 2000 годы управлял, под началом своего «великого босса» Ива Карселя, азиатским подразделением Vuitton. Затем Бруншвиг проявил себя в Sephora и – в качестве президента – в Celine, а после перешел в Dior.

Как и подобает ведущему управленцу LVMH, Серж Бруншвиг полон энергии, которая направляется в нужное русло его декартовскими суждениями и прагматичным подходом провансальца. Гендиректор Fendi родился в Арле, в далеком прошлом финикийском торговом порту, а в конце девятнадцатого века - одном из домов Винсента Ван Гога. На скрижалях истории это место в Камарге (заболоченная местность на юге Франции, природный заповедник. – Прим. пер.) навсегда связано с Юлием Цезарем и Римской империей.

Мы встретились с Бруншвигом в огромном Дворце итальянской цивилизации, словно пришедшем в этот мир из сновидений де Кирико (Джорджо де Кирико – итальянский художник, близкий к сюрреализму. – Прим. пер.). Этот образец рационализма в архитектуре был возведен в 1930 годы. Серж рассказал FashionNetwork.com, как принимает ключевые для Fendi решения, регулирует розничную торговлю бренда, задумывает и организует потрясающие ивенты и ведет модный дом в диджитал-будущее. 
  

Смотреть дефиле
Fendi - Осень-Зима 2019 - Haute Couture - Рим - Photo: PixelFormula

FashionNetwork.com: Почему для проведения показа вы выбрали Рим?

Серж Бруншвиг: По множеству причин. Думаю, будучи римским модным домом, мы время от времени должны устраивать показы в этом городе. А сейчас для этого был правильный момент. Когда я пришел в Fendi, я считал, что бренд должен поддерживать традицию своих выдающихся дефиле – вспомним о моделях, шагавших по воде фонтана Треви или дефилировавших вдоль Великой Китайской стены.

В сентябре я оказался в храме Венеры и поразился увиденному! В общем, мы составили фотоотчет и я целый вечер показывал его Карлу, ответом которого было: «Très bien! (фр. очень хорошо. – Прим. пер.). Давайте сделаем это».

Однако потом он чувствовал себя плохо и, к нашему огромному прискорбию, ушел из жизни. Что ж, мы вновь вернулись к этой идее и решили, что реализуем этот проект потому, что сейчас правильное время, чтобы отдать Карлу дань уважения.

FNW: Римская бюрократическая машина известна своей неповоротливостью. Было трудно добиться разрешения?

С.Б.: На самом деле не очень. Это археологический парк, и мы взяли на себя обязательство по восстановлению храма. Для этой цели мы выделили бюджет в 2,5 млн евро. Кроме того, показ сам по себе – интересное и очень красивое событие для Форума. Он оставляет свой след и тем самым помогает Риму.

FNW: В чем разница между управлением таким римским брендом как Fendi и парижским кутюрным домом Dior?

С.Б.: Если хотите, разница очевидна и одновременно, в определенном смысле, ее нет. И Fendi, и Dior – это люксовые и фэшн-бренды. Таким образом, к управлению ими применимы одинаковые принципы: нужно быть креативным, придерживаться самых высоких стандартов и стремиться к успеху.

Надо отметить, что в Италии творческий потенциал и скорость реализации проектов необыкновенные. Конечно, во Франции дело обстоит аналогичным образом. Но в Италии вы что-то предлагаете за столом переговоров, а через три недели к вам уже возвращаются с горой идей.

Работать здесь удовольствие. Люди здесь очень simpatico (ит. приятный, симпатичный. – Прим. пер.) и всегда в хорошем настроении. Я люблю Францию, но нас, французов, в Италии высоко ценят. Если хотите, это супер-приятно – жить в Риме, и Италия – это сбывшаяся мечта!

FNW: Как планируете расширять ритейл?

С.Б.: Идея состоит не в увеличении количества магазинов, а в улучшении их качества, нам нужны более интересные магазины. Достаточно просторные, с отличной командой профессионалов и огромным выбором продукции. Меньше да лучше – вот наш принцип.

Диджитал – это главным образом удобство. А требования возросли к магазинам любого типа. Это должно быть совершенно новое явление. На мой взгляд, то за чем 20 лет назад мы отправлялись в бутик, сегодня мы получаем в диджитал-формате.
 

Смотреть дефиле
Fendi - Осень-Зима 2019 - Haute Couture - Рим - Photo: PixelFormula

FNW: Очень важный приоритет современной розничной торговли – омниканальность. Как Fendi объединяет вместе электронную коммерцию, физический ритейл, формат «поп-ап» и онлайн-заказы с последующим получением покупок в физических магазинах?  

С.Б.: Хм-м, омниканальность... Что для меня имеет значение, так это превосходный сервис. Клиент приходит в магазин, чтобы его обслужили, и это не то обслуживание, которое мы можем дать ему посредством множества имиджей и рекламных щитов. Естественно, они помогают клиенту узнать о бренде. Но не надо обманывать себя на предмет того, зачем люди приходят в магазин.

FNW: Как вы определяете ДНК Fendi?

С.Б.: Я могу говорить только о дне сегодняшнем. Это модный дом с массой идей относительно новой продукции – в рамках наших кодов и технических возможностей. Прямо сейчас этот бренд, думаю, может сказать очень многое. Все 54 года, пока креативным директором Fendi был Карл Лагерфельд, марка никогда не прекращала меняться и, безусловно, так должно быть и дальше.  

FNW: Уход Карла – это поворотный момент для Fendi. На ваш взгляд, в каком направлении модный дом будет развиваться в будущем?   

С.Б.: Карл покинул нас будучи в совершенно работоспособном состоянии. Он работал до самого конца и тем самым оставил глубокий след. Можно сказать, он ушел, не попрощавшись, – и его дыхание все еще чувствуется в Fendi. Будто бы он все еще здесь, в определенном смысле.

FNW: Сегодня много говорят об устойчивом развитии. Что в этом плане предпринимает Fendi?

С.Б.: Устойчивое развитие важно. Мир нуждается в нашей поддержке. На мой взгляд, у Fendi эта поддержка должна выражаться в savoir-faire (фр. профессиональные умения, секреты мастерства. – Прим. пер.), и люди в компании должны чувствовать себя комфортно. Мы предоставляем замечательные рабочие места и предлагаем превосходную продукцию. В связи с этим важно профессиональное образование, métier (фр. ремесло, специальность. – Прим. пер.) ремесленника, человека высококвалифицированного ручного труда должна стать более привлекательной.

В настоящее время репутация мастера искусного ручного труда страдает – это мое мнение. Посмотрите на профессию повара: 20 лет назад работа на кухне не считалась такой престижной. А теперь быть шеф-поваром очень почетно. Повара стали звездами. И нам надо работать в этом направлении. Особенно в Италии, поскольку в этой стране нужно больше рабочих мест. 


Серж Бруншвиг и Сильвия Вентурини Фенди, креативный директор мужской линии и аксессуаров бренда, на фоне римского Колизея - Photo: Fendi

FNW: Неделя моды в Лондоне официально запретила натуральный мех. И каждый месяц очередной бренд – будь то Gucci, Ralph Lauren или Burberry – объявляет об отказе от данного материала. Какие у вас планы на этот счет?   

С.Б.: В рамках защиты окружающей среды мы совершенствуем нашу систему снабжения и минимизируем негативное воздействие на природу. Нам важно использовать натуральные материалы – а именно мех – как можно шире. При этом мы уважаем права животных, и все наши поставщики прозрачны. Мы делаем наше дело, гордимся тем, что работаем с мехом, и работаем творчески.

Надо испытывать гордость от того, что делаешь. В нашей деятельности нет ничего противозаконного. И, в определенном смысле, происходящие изменения облегчают нам жизнь. Однако мы с уважением относимся к выбору наших коллег.
 

Годфри Дини

Переводчик Elena Strachkova

Copyright © 2019 FashionNetwork.com All rights reserved.

Люкс - ОдеждаЛюкс - АксессуарыЛюкс - РазноеБизнес
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ НОВОСТЕЙ