Диана фон Фюрстенберг: «Я – Леди Свобода»

Если какой-либо фэшн-дизайнер и достоин байопика, то это Диана фон Фюрстенберг. Многогранная творческая личность и успешная предпринимательница, женщина, которая в 18 лет встретила европейского принца и вышла за него замуж, придумала платье-футляр, а, приехав в Нью-Йорк, сделала себя иконой моды Большого Яблока…


Диана фон Фюрстенберг

Диана фон Фюрстенберг основала собственную фэшн-империю и более десяти лет была президентом Совета модельеров Америки (CFDA), бразды правления которым она теперь передает Тому Форду.

Уроженка Бельгии, ставшая символом американской свободы и больших возможностей, готовится к громкому запуску нового мега-проекта – фон Фюрстенберг выступает в роли попечительницы музея главного в Соединенных Штатах памятника – эпохальной Статуи Свободы.

В среду, 15 мая, Диана фон Фюрстенберг торжественно открывает Музей Статуи Свободы, разместившийся на 26 тысячах квадратных метров. Диана в качестве руководителя кампании по сбору средств для музея убедила свою давнюю подругу, франко-американскую художницу Ан Дуонг (Anh Duong) создать грандиозную фреску, получившую название «Liberty Star», которая послужила эффективным инструментом для привлечения значительных спонсорских средств. В музее также будет представлен оригинальный факел Статуи Свободы. 

Фон Фюрстенберг, родившаяся через полтора года после окончания Второй мировой войны, впервые приехала в Нью-Йорк в 1970 году. Во время войны ее хрупкая, но невероятно смелая мама, Лилиан Нахмиас (Liliane Nahmias), в возрасте 22 лет попала в концлагерь Освенцим – не потому что была еврейкой, а по причине того, что примкнула к Сопротивлению. Лилиан удалось выжить: истощенная, она вернулась домой, в Брюссель. Об этом Диана рассказывает в откровенной автобиографии «Женщина, которой я хотела стать». Книга, опубликованная в 2014 году, стала бестселлером.


На посольском приеме были Наталья Водянова и Антуан Арно

Этой весной в американском посольстве в Париже состоялся дипломатический прием в честь фон Фюрстенберг. В числе именитых гостей были Анна Винтур, Антуан Арно, Наталья Водянова и Кристиан Лабутен.

На следующий день после ее речи в американском посольстве произошла наша с Дианой встреча – она показала свой новый бутик, а еще с главной фэшн-леди Америки мы поговорили о моде, славе, успехе и поисках финансирования для Музея Статуи Свободы.

Диана фон Фюрстенберг: Я – Леди Свобода (Lady Liberty), можно сказать, крестная мать Статуи. Это приключение началось три или четыре года назад, когда на встречу ко мне пришел Стивен Бриганти, президент и гендиректор «Фонда Статуи Свободы и острова Эллис» (Statue of Liberty & Ellis Island Foundation). Тогда я была уже знакома с ним. Мы познакомились весьма забавно, это было связано с подготовкой к открытию музея океанских пассажирских лайнеров «Red Star Line», перевозивших людей из Антверпена в Америку.   

В фонде решили, что я смогу собрать деньги на Музей Статуи Свободы, а я в этом деле совсем не сильна. Но у нас возникла чудесная идея о создании стены перед музеем.  

Она не любит, когда об этом говорят, но Диана фон Фюрстенберг – известный филантроп. Диана и ее второй муж Барри Диллер пожертвовали 20 млн долларов на завершение строительства надземного парка Хай-Лайн в Нью-Йорке, который находится неподалеку от штаб-квартиры Diane von Furstenberg в Митпакинг Дистрикт (англ. Meatpacking District – буквально «Мясоразделочный квартал». – Прим. пер.).

ДФФ: Я также сделала документальный фильм, который выйдет на экраны четвертого июля. Надеюсь, его покажут в Каннах. Он называется «Liberty: Mother of Exiles» («Свобода: мать изгнанников»). На самом деле, Статуя Свободы принадлежит каждому. Это такой прекрасный символ. Подумать, только какое количество иммигрантов она повидала…   


Новый магазин Diane von Furstenberg в Париже

FNW: А в связи с чем был устроен прием в американском посольстве в Париже?

ДФФ: Я открыла этот магазин и подумала, что мы должны это отметить – и позвонила послу, сказав, что было бы замечательно сообщить о предстоящем открытии музея.    

FNW: Это не выглядело как собрание Партии республиканцев?

ДФФ: Нет. Стивен Мнучин (министр финансов США. – Прим. пер.) и госпожа посол (Джейми Маккорт – посол США во Франции и Монако. – Прим. пер.) в тот момент встречались с Кристин Лагард в Елисейском дворце. Я – абсолютный либерал. Статуя Свободы будет и после его (Трампа) правления, поэтому мы должны ее защищать.

FNW: Почему вы открыли новый бутик в Париже?

ДФФ: Я просто вернулась на прежнее место, магазин на улице Франциска Первого я ненавидела. Он был как гардеробная.

FNW: За последние несколько лет модный дом Diane von Furstenberg несколько раз менял креативных директоров. Иван Миспелер, Джонатан Сондерс, а теперь Натан Дженден. Почему?

ДФФ: Джонатана Сондерса я изначально попросила помочь нам с принтами, а он сказал: «А знаете что? Я могу полностью заняться коллекцией». Я очень уважала его и согласилась. Но все дело в том, что в итоге он захотел быть оригинальным, а наш бренд – не про оригинальность, мы создаем униформу, которая помогает женщинам комфортно ощущать себя в жизни. Моя мода проста и непринужденна. Теперь у меня есть прекрасный гендиректор (Сандра Кампос), красивая женщина, и бренд-директор, которая руководит отличной женской командой профессионалов. Я поняла, что моей компанией должны руководить женщины.


Внутри магазина

FNW: В прошлом сезоне вы не устраивали показ. Почему

ДФФ: Да, я ничего подобного не устраивала, а действовала очень камерно, в частном порядке. В нынешних условиях, в эпоху инфлюенсеров, не следует показывать коллекцию с опережением на полгода. Иначе вас скопируют. Когда я была президентом CFDA, то наставляла молодых дизайнеров, говорила им быть осторожными. Устраивая показ, вы вкладываете в него целый маркетинговый бюджет, а если вам удалось создать действительно что-то стоящее, то ваши идеи скопируют еще до того, как коллекция поступит в продажу. Как знать, что в дальнейшем будет с неделями моды… Сегодня мы живем текущим моментом, даже газет не читаем, а просматриваем заголовки в телефоне.

FNW: Вы не считаете, что будущее моды – это все более многочисленные дропы?

ДФФ: Что такое дроп? Вы делаете его по мере необходимости. То есть важно все правильно спланировать. Другое дело, что это оптимально, когда у вас есть собственные магазины. До Джонатана я работала с другим дизайнером, который предпринимал попытки достичь массовости, хотел двигаться по пути Майкла Корса. Но я этого не захотела. А сейчас карьеру начинает моя внучка – Талита, дочь Алекса. Она учится в Джорджтаунском университете. У нее будет собственный небольшой дроп. Мы вместе снялись для обложки журнала «Town & Country».
 
FNW: Каким вы видите будущее журналов?

ДФФ: У них нет будущего! Кто сегодня еще читает журналы? Мир меняется – и мы должны меняться вслед за ним.   

FNW: То есть Анна Винтур работает последний год?

ДФФ: А вот этого я не знаю!
 

Годфри Дини  
 

Переводчик Elena Strachkova

Copyright © 2019 FashionNetwork.com All rights reserved.

Люкс - ОдеждаДизайн
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ НОВОСТЕЙ