Дельфина Арно о конкурсе LVMH и почему мода – это не спринт, а марафон

Пятница станет важным днем для Дельфины Арно, так как она объявит победителя созданного ею конкурса LVMH.

Дельфина Арно - LVMH

LVMH Prize – детище Дельфины Арно и конкурс с самым крупным призовым фондом в индустрии моды. Всего за четыре года он также стал самым обсуждаемым модным соревнованием.

Дельфина – старшая из четырех детей Бернара Арно – председателя и главного акционера  LVMH. Это не только крупнейшая компания во Франции с точки зрения капитализации, но и владелец крупнейших брендов моды, люкса, парфюмов, элитного алкоголя. Если у глобального рынка роскоши есть Первая семья, то это, несомненно, семья Арно.

Дельфина родилась в 1975 году в Лилле. Она окончила французскую бизнес-школу EDHEC, Лондонскую бизнес-школу и проработала два года в McKinsey & Company, прежде чем присоединиться к LVMH. Сначала она работала в Christian Dior, позже - в Louis Vuitton, одновременно воспитывая свою дочку Элизу со своим гражданским мужем – французским медиамагнатом Ксавье Ньелем. Дельфина работала с такими талантами, как Джон Гальяно, Раф Симонс, Джейкобс и Гескьер, что дало ей четкое видение того, как работают крупные дизайнеры. Многие называют ее главным скаутом LVMH.
 
Мы встретились с Дельфиной, чтобы поговорить о конкурсе LVMH и о том, как она совмещает карьеру, славу и семейную жизнь.
 
 
Fashion Network: Как вам пришла в голову мысль создать конкурс LVMH Prize?

Дельфина Арно: Так как мы лидеры в индустрии, на нас лежит ответственность выявлять таланты завтрашнего дня и помогать им развиваться. Это была изначальная цель конкурса. Удивительное ощущение – наблюдать за его развитием и видеть, как он набирает авторитет. Это близкий моему сердцу проект.


FNW: Почему вы решили сделать два уровня жюри?

Д.А.: В этом году мы получили 1200 заявок от дизайнеров. Это колоссальное количество. Из них мы выбрали 21 в так называемый полуфинал. Там их оценивает большое количество настоящих экспертов: стилисты, как Карин Ройтфельд и Мари-Амели Сове, модные редакторы – Сьюзи Менкес, Годфри Дини и Тим Бланкс, байеры – Сара Андельман, Линда Фарго и Карла Соццани, визажисты – Пэт МэкГрат и Питер Филлипс, фотографы – например, Патрик Демаршелье.

Это помогает им создать репутацию и обзавестись полезными контактами. Упорство тоже является важным фактором. Например, в один год Jacquemus прошел отбор, но не победил, однако на следующий год он вернулся и выиграл специальнывй приз. Так же, как и Marques' Almeida. Это просто показывает, что мода – это не спринт. Это марафон. Что необходимо работать каждый день, и что успех зависит от упорства. 

FNW: Почему вы хотели создать второе жюри с о знаменитыми дизайнерами?
 
Д.А.: Я считаю, что в LVMH работают лучшие в мире модельеры. От Карла (Лагерфельда) до Николя (Гескьера), от Марка (Джейкобса) до Джонатана (Андерсона), Умберто (Леона) и Кэрол (Лим).

Карл, например, начал свою карьеру, победив в конкурсе. Кто может лучше оценить молодого дизайнера? Это как Щукин, открывший Пикассо, если хотите пример из мира искусства. Посмотрите на Кристиана Диора, у него в команде был Ив Сен-Лоран и Пьер Карден. Дизайнеры лучше всего могут выбрать талантов завтрашнего дня.


FNW: Как вы оцениваете участников 2017 года?

Д.А.: Я думаю, они очень хорошо отражают дух нашего времени. Среди финалистов – пятеро женщин, чем мы очень гордимся. Что касается работ, дизайнеры-финалисты создают мужскую, женскую одежду и унисекс.

 
FNW: В конкурсе принимало участие много иностранцев?
 
Д.А.: На участие LVMH молодые дизайнеры присылают заявку онлайн. Мы исходим из принципа, что сегодня у всех есть доступ к компьютеру. Мы также хотели бы, чтобы конкурс был международным, с участниками из разных стран. Все, что вам нужно – это быть возраста от 18 до 40 и выпустить две коммерческие коллекции.


FNW: Расскажите про менторство, которое является частью приза?

Д.А.: Победитель конкурса получит 300 000 евро. Но самое главное, на мой взгляд – это то, что в течение года или даже больше специальная команда из LVMH помогает ему. Отвечает на все вопросы по поводу ценообразования, производства, бухгалтерии, развитии новых линеек, юридической защиты бренда, запуска парфюмов, аксессуаров и обуви.

 
FNW: Какие таланты должны быть у финалиста?
 
Д.А.: По-настоящему уникальная точка зрения, стиль и видение. Идеи, соответствующие нашей эпохе. Мы считаем, что очень важно выражать свои идеи четко. У каждого финалиста есть 10 минут, чтобы представить себя жюри, объяснить свое видение, убедить. После этого проходит обед с моим отцом (Бернаром Арно) и мы обсуждаем каждого кандидата, после чего голосуем.

FNW: Вы принадлежите к одной из самых известных французских семей. Это помогает вам или мешает?

Д.А.: Мне очень повезло работать в этой компании. Это очень интересно. Я начала свою карьеру в Dior, где проработала 12 лет вместе с Сидни Толедано. Теперь я работаю в Vuitton. Думаю, что мне правда повезло узнать эту вселенную в молодом возрасте, и что отец мне так доверял.  


FNW: Многие говорят, что именно вы выбрали Николя Гескьера для Louis Vuitton?
 
Д.А.: Николя потрясающий.  Я обожаю работать с ним и знаю его очень долго. На мой взгляд, он один из самых талантливых дизайнеров нашего времени. Но я просто высказала свое мнение, а решение принял мой отец и Мишель Берк (генеральный директор Vuitton).


FNW: Как вы совмещаете роль матери и карьеру?

Д.А.: Как только у меня появляется свободное время, я провожу его с семьей. Вот и весь секрет. Хотя это на самом деле важно.
 

 

Copyright © 2017 FashionNetwork.com All rights reserved.

Люкс - ОдеждаЛюкс - АксессуарыБизнес